Допинг и спорт неразделимы? История вопроса.

Несмотря на то, что официальная идеология современного международного спортивного движения - возврат к честной и бездопинговой борьбе, «чистым» спорт не был никогда. Уже ко времени первых современных Олимпийских игр, которые состоялись в 1896 году, спортсмены обладали достаточно широким арсеналом средств фармакологической поддержки, от кодеина до стрихнина (в околосмертельных дозах он является мощным стимулятором). Правда, в большинстве случаев атлеты фактически вслепую ставили на себе эксперименты, которые подчас могли для них плачевно закончиться. Так, на Олимпийских играх 1904 года американца Томаса Хикса, выигравшего марафонский забег, откачивали четверо врачей после приема спортсмена бренди с добавлением кокаина и стрихнина в качестве стимулятора. Откачали... и вручили золотую медаль.

Экскурс в историю допинга и его применении в спорте в наши дни.Реальным же началом современной эры допинга нужно считать 1935 год, когда был создан инъекционный тестостерон. Сначала используемый нацистскими докторами для повышения агрессивности у солдат, чуть позже он уверенно вошел в спорт вместе с атлетами Германии в 1936 году на Берлинской Олимпиаде, а затем, уже после окончания Второй мировой войны активно использовался при подготовке сборной СССР для участия в Олимпийских играх 1952 года.

Уже в 1955 году на рынке появился первый стероид с увеличенными анаболическими свойствами - дианабол. То, в каких количествах стал употребляться этот препарат и его производные, иначе как безумием не назовешь. К началу 1960-х, по словам одного игрока в американской футбол, тренеры заполняли дианаболом салатницы и ставили их на стол. Спортсмены горстями брали таблетки и заедали их хлебом. Они называли это «завтрак чемпионов». О том же вспоминают и советские атлеты. Иногда количество таблеток, например ретаболила (препарата, используемого для восстановления организма), зашкаливало за двадцать штук в день, при том, что терапевтическая доза медикамента для восстановления мышц после травм составляет три-четыре таблетки в сутки.

Наверное, именно тогда были заложены основы той системы, по законам которой большой спорт живет и сегодня, спустя 50 лет. Составляющая фармакологии в спорте больших достижений настолько велика, что без преувеличения можно сказать: при прочих равных на аренах шла и идет борьба скорее медиков, а не атлетов.

Иногда эта борьба приобретала и вовсе детективный оттенок. Так, например, в 1988 году, дабы избежать допинг-скандалов, все советские атлеты, участвовавшие в Сеульской Олимпиаде, накануне старта сдавали тест своим докторам. Те, у кого пробы оказывались положительными, снимались с состязаний «по состоянию здоровья». Специально для этого на корабле, где проживала часть советской делегации, была оборудована секретная допинг-лаборатория. Все бы ничего, но при входе на палубу - она считалась уже советской территорией - нужно было пройти обязательный пограничный контроль. Дабы не посрамить честь флага, приходилось идти на всяческие ухищрения: надежно прятать пробирки в складках одежды, «уходить от хвоста», незаметно передавать пробы друг другу...

Собственно борьба с темной стороной спортивной медицины началась чуть более 40 лет назад, когда в 1960 году на Олимпиаде в Риме прямо на дистанции умер датский велосипедист Курт Йенсен. Уже в 1967 году была учреждена медицинская комиссия МОК. Тогда же был составлен первый список запрещенных препаратов и введено правило обязательного допинг-контроля на международных соревнованиях. Дебют же медицинской комиссии МОК состоялся в 1968 году на зимних Играх в Гренобле и летних в Мехико.

С той поры антидопинговые структуры МОК продвинулись очень далеко. Своего апогея работа медицинской комиссии МОК достигла в 1999 году, когда для усиления борьбы с «химией» было создано Всемирное антидопинговое агентство (WADA), которое так рьяно взялось за работу, что теперь ни один спортсмен себя не может чувствовать спокойно.