Бесплатные роды или сколько стоит доброта акушерки

Материнство по сертификату сегодня - удел безответственных и нищих. Такой вывод могут сделать женщины, начитавшись родительских форумов, наслушавшись заботливых родственников и участливых врачей в женских консультациях. Палата для «бесплатных» рожениц.Красноречивые примеры «ужасных» неоплаченных родов «убедительно доказывают»: без дополнительного вознаграждения акушерок, те или покалечат или, как минимум, нахамят. И вообще: «роды - это не то, на чем стоит экономить». Тут уж любая «распечатает» депозит или побежит за кредитом. Неужели нельзя иначе?

С активной пропагандой «Платить надо обязательно» столкнулась и автор этих строк. Убеждали родственники: «Надо хотя бы тысяч пять акушерке сунуть, а то ведь напортачат». Недоумевали знакомые: «Неужто тебе безразлична судьба собственного ребенка?» Пугала врач в консультации: «Им твой сертификат до лампочки». И «вселяли оптимизм» сообщения на форумах: «Бесплатно положат в коридор или в убогую палату с гастарбайтерами... обругают последними словами... без спроса вколют всякой дряни... «проворонят» момент родов...» и, разумеется, «покалечат». И не смотря на это, в силу своей гражданской принципиальности, в смысле природной безалаберности и безответственности, я решила не платить.

Умница «за просто так»

Оптимизма прибавлял опыт предыдущих родов. Семь лет назад рожала в Перми, в роддоме по месту прописки (сертификаты тогда еще не придумали). Платного отделения не было, и я тогда вообще не знала, что таковые могут работать в госучреждении этого типа. Не подозревала и о том, что можно предложить денег врачу в карман, от уже родивших подруг ни о чем подобном не слышала. В этот роддом меня направили из консультации за месяц до родов, там мне заранее завели карту, сделали последнее УЗИ, КТГ, взяли анализы.

В отделении был хороший ремонт, родзалы, предусмотренные на одного человека (один родовой стол, смотровое кресло и кровать, дабы во время потуг не нужно было никуда бежать по коридору).

Роды прошли нормально. Никто не сидел возле меня 24 часа, но когда дочка решила появиться часа на три раньше, чем ожидали врачи, меня услышали и оперативно приняли меры. Все произошло минут за пять под бодрое сопровождение врача: «умничка, молодчинка». Не смотря на показанное мне кесарево сечение, благодаря слаженным действиям медперсонала родила сама и без осложнений. Затем меня перевели в «послеродовое».

Самыми просторными палатами здесь были трехместные. Все обычные, никаких «повышенной комфортности». Посему моими соседками оказались жена вратаря «Амкара» и женщина из солнечного Узбекистана по виду с весьма скромным материальным достатком. Вот такая соцдемократия.

«Качаем» права

Предыдущий положительный опыт, конечно, обнадеживал, но предостерегающие сообщения на форумах и опасения родственников все же заставили насторожиться. Первое, чем меня пугали - бесплатно отвезут в самый ужасный роддом и упекут в палату к необследованным мигрантам, а в выбранном мною отделении меня пошлют куда подальше. Косвенно это подтвердила и врач в консультации: «Тебе бы на дородовое надо по показаниям, я выпишу направление, но в 1 роддом тебя не возьмут, там вообще никогда мест нет».

После телефонной беседы с представителем приемного отделения роддома на Васильевском острове я уже порядком разволновалась. Женщина равнодушно буркнула в трубку: «Заранее никого не берем. На вопросы по телефону не отвечаем. Хотите информацию - добро пожаловать на платную консультацию. А так, приезжайте уже со схватками, будут места - возьмем, а нет, езжайте в другой роддом». Я хотела, было, напомнить собеседнице, что ее слова несколько противоречат действующим нормам оказания медуслуг, но не успела - в динамике послышались гудки.

Недолго думая, набрала номер телефона отдела защиты прав застрахованных (волшебную комбинацию цифр можно без труда отыскать на развороте медицинского полиса), объяснила ситуацию, плюс, конечно, будучи в особенном положении, добавила эмоций. Меня заверили, что оставлять рожениц в коридоре никто не имеет права, не принять тоже, а платные консультации - это вообще возмутительно. Напоследок успокоили: «Если, что, звоните нам прямо из роддома». В родильное отделение я перезванивать не стала, просто вбила номер страховой в мобильный, и на всякий (самый крайний) случай положила в сумку, собранную в роддом, свой маленький диктофон.

У «лучшей» акушерки

Вывеска на крыльце первого роддома (В.О., Петербург)Через неделю мы пожаловали в роддом. В выбранное отделение я приехала к десяти утра с уже хорошими регулярными схватками и… в приподнятом настроении - подустала за девять месяцев, а тут конец мучениям. Персонал «приемного» веселье мое несколько насторожило. «Что-то не похожа ты на рожающую», - недоверчиво буркнула женщина, оформляющая документы. «Эээ, да тебе еще гулять, да гулять», - подтвердила ее сомнения осмотревшая меня врач, - «Приходи через пару часов». Поскольку коротать лишние часы в унылых больничных стенах мне не хотелось, я не стала спорить. Главное, карту на меня уже завели (мест оказалось достаточно).

После второго осмотра, около двух часов дня, меня, наконец, отправили в палату. В ней уже мучалась одна несчастная, ожидающая родов уже примерно сутки. Поначалу вокруг нас постоянно крутились врачи и медсестры, осматривали, измеряли, задавали вопросы. После того, как соседку увезли в дородовое, визиты медиков стали все более редкими, а схватки все более частыми. Часам к четырем все замерцало, засияло, заплясало, зашумело. И как назло, некому было об этом рассказать. В себе же держать уже не получалось. Наружу стремились не только эмоции. Я позвала врача. Тишина… Еще раз… И еще… Я рожаю…

- Что серьезно? Давай посмотрим, - пришли две какие-то женщины.

«Нет, я так шучу», - подумала про себя.

- Ой, точно, ну пошли в родилку.

- Пошли? С этим можно ходить?

- Держи простынку, подложи туда…

- Простынку? А-а-а! Я не могу… Упаду…

Даже руки не подали.

Жизнь вновь доказала, что невозможное возможно, я доковыляла до бокса, вскарабкалась на кресло (подняться все-таки помогли). Все прошло быстро и удачно. Хотя акушерке так почему-то не показалось, по ее мнению рожала я плохо (а благополучный исход для меня и ребенка, вероятно, целиком и полностью ее заслуга). Что было не так, я уточнять не стала, ибо не очень хотелось вступать с ней в «культурную» полемику. На протяжении всех пяти минут, меня не покидало ощущение, что она будто бы повинность со мной отбывает. Но, по сути, придраться не к чему, врач не хамила, не грубила, не отвлекалась от процесса.

Маленькая деталь. После, меня, конечно, сильно знобило:

- Мне очень холодно, нельзя ли вас или кого-то еще попросить…

- Озноб после родов это нормально, - отрезала акушерка и вышла.

Прониклась лишь санитарка, случайно подслушавшая сей краткий диалог. Через минуту она принесла мне одеяло, еще через десять протянула мне тарелку с ужином:

- Но я же не проси…

- Держи-держи, тебе силы нужно восстановить, а за малышом я могу приглядеть, кушай…

А в палате соседка меня вдруг спросила: «Ты ведь у Старостиной рожала? А сколько заплатила?». Я честно ответила, на что услышала возмущенное: «Ну, дела! И с каких это пор Марья Сергеевна благотворительностью занимается?!» После выписки я поняла, в чем дело. Прочитала отзывы о «своей» акушерке в интернете. Оказалось, что Мария Старостина - «самая популярная акушерка в Первом роддоме», «чуткая, внимательная и вообще профессионал, каких мало». Отзывы исключительно от «платных» рожениц. Грустно.

Дошло до меня и то, почему соседка в роддоме интересовалась ценой вопроса. Если верить отчетам на форуме «Литлван», Мария Сергеевна не брезгует брать деньги с пациенток из рук в руки. Правда, иногда «лучшая» акушерка забывает о личных договоренностях и не приезжает на оплаченные роды.

«Не в ущерб, а во благо».

Как «частная практика» отдельных врачей и акушерок соотносится с работой государственного учреждения и его хозрасчетного отделения в частности для меня так и осталось загадкой. Непонятно и то, как такие предприимчивые медики объясняют руководству свое рвение поработать не в свою смену. Одно удалось выяснить, «администрация относится к подобным эпизодам крайне негативно» (кто б сомневался). В этом меня заверила врач акушер-гинеколог 1 роддома Юлиана Ладоха.

Главный врач Родильного дома №1 Валентина Мацко более детально описала работу платного отделения. По ее словам, хозрасчет состоит из всего лишь одного родзала повышенной комфортности и небольшого числа (точное количество не назвала) платных палат. При этом она заверила, что платный родзал «обязательно участвует в работе отделения в условиях перегруженности родильного дома, в том числе и в отсутствии какой-либо коммерческой основы, если возникает такая необходимость. Это правило касается и палат повышенной комфортности». В общем, дала понять, что платное отделение работает не только не в ущерб социальным медицинским гарантиям, но и во благо, ведь «на средства, вырученные за оказание сервисных услуг, родильный дом приобретает новую мебель и другой новый инвентарь для всех отделений и палат. Также с помощью вырученных средств производится оплата коммунального обслуживания родильного дома».

К слову, официально программы платных родов в 1 роддоме весной 2011 года стоили 22 (без выбора акушерки) и 26 тысяч рублей (с выбором). Стоимость коммерческой палаты тогда достигла 2000 в сутки. И это еще скромное вознаграждение. Например, в 16 роддоме, репутацию которого едва ли можно считать безупречной, за сервисные роды берут прядка 70 тысяч рублей. В 18 родильном отделении стоимость семейных родов достигла уже 125 тысяч рублей. Причем высокая цена отнюдь не гарантирует удачный исход. Три года назад в особенностях бизнеса этого учреждения разбиралась прокуратура. Толчком этому послужила статья, повествующая о неудачных родах и некоторых странностях финансирования роддома, возглавляемого, кстати, Галиной Гриненко близкой родственницей заместителя председателя Комздрава Олега Гриненко.

Народная молва

Для меня было открытием, что мнения о пользе великой платных услуг придерживаются и сами роженицы. Видимо, времена, когда узаконенные поборы в госучреждениях считались пусть неизбежной для некоторых, но неприятной процедурой, окончательно канули в прошлое.

Порассуждать о коммерческих тенденциях в сфере государственной медицины я предложила участницам форума «Литлван». Возможно, местами я отразила свою позицию слишком категорично (немножко провокации для оживления дискуссии), но то, что мне припишут «классовую ненависть» к считающим себя чуть ли не благотворителями сирых и убогих, я оказалась не готова... «А вы хотите как в совке»?, «Кто ж вам за бесплатно-то душу вкладывать будет?», «Я в принципе не люблю халявы», «Не хотите, чтобы вас ущемляли - зарабатывайте больше», - поистине достойно первых строчек в хит-параде снобистских перлов. Не обошлось и без диагнозов: «Автор типичный революционер», «Вам бы баллотироваться от партии коммунистов».

И просто поразительно, как СМИ и телевизор зафаршировали нужной начинкой мозги некоторым гражданам. «Лучше действительно за счет платников улучшать условия бесплатников. Во всем мире так и происходит», - уверенно заявила одна из сторонниц бизнеса в роддомах, которую тут же поддержали другие, посмеявшись над неосведомленностью автора. И невдомек им, что мир большой, и везде все по-разному. Конечно, не стоит приводить в пример полный запрет в 1998 году платных медуслуг в поликлиниках и больницах Украины. Но вспомнить, хотя бы шведскую модель было бы уместно. В Швеции, Норвегии, Финляндии, Дании здравоохранение практически полностью финансируется за счет налоговых поступлений, соплатежи пациентов (оплата наличными) минимальны, и размер их регулируется законодательно.

Порой активная пропаганда лозунга «за все нужно платить» приводит вот к таким суждениям: «Люди должны много зарабатывать, платить нормальные налоги… Чтобы потом, даже если часть этого бюджета разворуют, что-то давалось людям бесплатно». Вот так с растратой казны наши граждане уже смирились. Лишь бы право платить не отобрали. Идеальный современный избиратель.

Масла в огонь подливают СМИ.

В начале сентября тему бесплатных родов подняли в «Аргументах недели»: «Над «халявщицами» буквально глумятся: могут заставить, например, ползти на четвереньках в смотровую, потому что санитары за бесплатно не работают. Могут наколоть лекарствами, чтобы женщина родила за пару часов, хотя это и плохо скажется на ребенке. И альтернативы этому де-факто нет».

А в конце сентября пугало НТВ. В передаче «Развод по-русски» страхами перед родами в России делились звезды Марина Зудина и Елена Ханга. «Только платно», - советовала первая. «Только в Америке» - добавляла вторая. Как водится, вспомнили НТВ-шники и печально известную «Колыбельку».

При этом частные клиники у населения, по всей видимости, популярностью не пользуются. «Я не хочу в частную. Я хочу в государственную. У нас рынок», - писала мне девушка на форуме. Дело в том, что в коммерческих структурах роды еще дороже. В «Скандинавии», например, ценник почти достиг 200 тысяч рублей. Дорого? Безусловно. Но уместно ли говорить о рынке? Или пока имеем дело с банальным демпингом? Как еще назвать политику зарабатывания за счет госсобственности и административного ресурса? На какой материально-технической базе и за счет чего создавались коммерческие отделения в госучреждениях? Может быть, нынешние платные палаты в роддомах - это такие ранее бесхозные площади? Их что заново отстроили на спонсорские деньги, или все-таки переделали часть трехместных в люксы, а остальные уплотнили?

Как продать воздух?

Как ни крути, но открытие бизнеса в муниципальных структурах ведет к снижению качества бесплатных (гарантированных конституцией) услуг. Воздух можно продать, только если его мало и он отравлен. Отсюда создание дефицита (в палатах всемером, а то и вовсе в коридор) и резкое падения качества сервиса. А если воздух загрязнен недостаточно, то нужно убедить в том, что это иллюзия, что на самом деле все гораздо хуже, чем кажется. Дескать, бесплатные роды - это такой вид экстрима. Не потому ли сами врачи нагнетают и намекают, что надо бы подстраховаться?

Платная же альтернатива усиленно рекламируется, как нечто исключительное. В распрекрасном свете преподносится даже очевидное злоупотребление, например, предоставление на роды конкретного врача. А что если одну акушерку выберут сразу несколько платных рожениц? И еще эта практика выхода врача на работу не в свою смену с выездами на такси. А если не успеет? Или заболел? И имеет ли он в таком случае в гости сходить, водочки выпить, ведь в любой момент могут выдернуть? Да хотя бы просто устал врач от потока, была трудная смена… а по договору обязан.

За что еще платят. За врача, за палату и… за отношение. За доброту за «сердечную», да за улыбки притянутые. Не потому ли многие бесплатные роженицы отмечают в работе персонала если не грубость, то равнодушие? Не оплачено-с… Не положено-с…

И немного о коррупции.

Есть мнение, что оказание платных услуг в госучреждениях призвано прекратить практику благодарить медперсонал неофициально. Но верно ли оно? Председатель Ассоциации частных клиник Санкт-Петербурга Надежда Алексеева в одном из недавних интервью заявила, что «там, где есть платные услуги в госучреждениях, там процветает и черный нал». И ведь логично же, что желающие обойти кассу найдутся в основном там, где эта касса установлена. Как тут не вспомнить еще одну участницу дискуссии на форуме «Литлван». «Платила на руки акушерке… В этот раз хочу так же договориться… И ничего криминального не вижу». И, правда, чего криминального? Подумаешь, дача взятки!

После этого, уже бессмысленно жаловаться и негодовать, глупо бороться. Мы сами породили эту систему и теперь смиренно ее обслуживаем…

Марина Ярдаева | 217.71.236.185
(анонимно) сказал(а):
Совершенно не согласен с Автором статьи. Насколько я знаю, Врач или акушерка ничего не получают...

И с чем же вы не согласны с тем, что я не считаю нормальным, когда "врач тут же выезжает в роддом, будь то ночь или праздники. И проводит в роддоме в среднем 10-12 часов. И не важно что врач только что пришел с бессонных суток".

И, да, я к счастью, не знаю, "сколько стоит то что врач с 38 по 42 неделю беременности пациентки будет находится постоянно "на чемоданах"". И в голову не приходило интересоваться ценником. Считаю, что сие не продается.

А вообще в предыдущем комментарии Доктора все очень четко по полочкам разложено. Мнение разделяю.

Марина Ярдаева | 217.71.236.185
None сказал(а):
Ох, Марина... Вас и в роддом приняли, и роды провели без осложнений, и одеялом накрыли, и покорми...

Просто понятия "вымогали" и "коммерсанты прожженные" не всегда стоят рядом. Как раз об этом и статья. Об узаконенной коррупции, ставшей нормой, в том числе и благодаря СМИ (для того и цитаты из интернета). Хотите криминала - почитайте про 18 роддом.

Доктор | 84.52.73.170
(анонимно) сказал(а):
Совершенно не согласен с Автором статьи. Насколько я знаю, Врач или акушерка ничего не получают...

Уважаемый муж, врача акушер-гинеколога.

Пожалуйста прочтите внимательно мои пост - а то вы совсем ничего не знаете о профессиональной жизни своей жены.

1. Врач и акушерка всегда и везде получают с официального договора на платные роды. Просто это сумма меньшая, чем она получает "с рук на руки". Для подтверждением моей информации вы можете обратиться в планово-финансовый отдел роддома, где работает ваша супруга.

2. касательно вашего замечания :"Но самое главное - когда начинаются роды врач тут же выезжает в роддом, будь то ночь или праздники. И проводит в роддоме в среднем 10-12 часов. И не важно что врач только что пришел с бессонных суток,- надо собрать все силы и ехать на роды. Поверьте, это адский труд." Довожу до вашего сведения, что приказами Министерства здравоохранения (посмотрите в системе Гарант, Консультант и пр.), а также трудовым договором с вашей супругой четко написано сколько должна работать врач акушер-гинеколог. За исключением дежурств (после которых сутки выходной), рабочий день не должен превышать 40 часов в неделю. Но почему же ваша супруга ездит на роды в любое время.? Ответ очевидный - она хочет заработать. Но она, очевидно в силу не знания медико-юридических основ и соответствующих кодексов, не понимает к чему это может привести в случае: она работает больше 40 часов в неделю (законодательство учитывает, что врач, это человек, несущий большую психофизиологическую нагрузку) и в очередной ее внеплановый вызов у нее на родах возникает (моделируем ситуацию) причинение вреда здоровью пациента, повлекшее тяжелые последствия...и тогда уже идут следственные действия.

Выясняется, что она не имела права выходить на работу (только что сутки отработала)и далее судебно-медицинская экспертиза квалифицирующая ее действия как преступная халатность или неумышленное причинение вреда здоровью и пр. пр.Все это возникло потому, что она устала, не отдыхала, внимание рассеялось, что-то упустила, что-то забыла и пр.пр. и в итоге - уголовная ответственность с конкретными сроками (почитайте сами судебную практику в отношении акушер-гинекологов). Резюме: берегите свою жену, и подумайте на досуге о том, кто и как ее подставляет и что делать...

(анонимно) | 195.144.251.26

Совершенно не согласен с Автором статьи.
Насколько я знаю, Врач или акушерка ничего не получают с официального договора на платные роды.
Оданако именно на врача ложится огромная работа по сопровождению в дородовый период, проведение консультаций, плановые осмотры.
Но самое главное - когда начинаются роды врач тут же выезжает в роддом, будь то ночь или праздники. И проводит в роддоме в среднем 10-12 часов. И не важно что врач только что пришел с бессонных суток,- надо собрать все силы и ехать на роды. Поверьте, это адский труд.

А вот сколько стоит то что врач с 38 по 42 неделю беременности пациентки будет находится постоянно "на чемоданах", отказывая себе даже выехать куда-то за город на выходные или пригубить бокал вина потому что в любой момент могут дернуть - решать вам. Если вы считаете что врачи перегибают палку за свои услуги - Вам всегда будет рада дежурная бригада врачей.

Муж врача акушера-гинеколога.

None

Ох, Марина... Вас и в роддом приняли, и роды провели без осложнений, и одеялом накрыли, и покормили. Денег не вымогали, хоть из вашего описания - все сплошь коммерсанты прожженные, потерявшие человеческий облик. Ну приписали бы хоть для перчинки криминал какой-нибудь, а то муть какая-то, все сплошь цитаты из интернета и никакого личного негативного опыта. Как же так вышло-то?