Чем богаты, то и расследуем. Экономические преступления, как индикатор времени.

Экономики без преступлений не бывает, это факт. Бизнес вынужден с этим мирится, а УБЭП — бороться. А поскольку экономике еще и свойственно стремительно развиваться, видоизменяются и виды правонарушений. О современных тенденциях в сфере коммерческих правонарушений мы беседуем с начальником Управления по борьбе с экономическими преступлениями Пермского края Владимиром Кимом.

— Каковы сегодня приоритеты в работе вашего подразделения?

Интервью с Владимиром Кимом, начальником Управления по борьбе с экономическими преступлениями Пермского края .— Основные наши направления это борьба с должностными преступлениями, коррупцией, взяточничеством, фальшивомонетчеством, противодействие террору, способствование гладкому протеканию нацпроектов. Особо нас интересуют такие сферы деятельности как ТЭК, АПК и промышленность. Логика проста: Пермский край широко представлен компаниями, работающими в этих областях. Развитие агропромышленного комплекса является одним из приоритетов политики государства. Что касается промышленности, то в нашем городе очень много крупных заводов и понятно, что от экономического здоровья предприятий зависит экономика края в целом. В общем, чем богаты, то и расследуем.

— А какие экономические преступления сегодня больше распространены?

— В цифровом выражении это, конечно, мошенничество, на втором месте хищение и присвоение. Против собственности на сегодняшний день в Перми зарегистрировано около 1000 преступлений (мошенничество, присвоение, растрата). К сожалению, пока не могу привести динамику по сферам деятельности, в связи с расширением и изменением с этого года классификатора преступлений.

— Скажите, не прослеживается ли некая зависимость видов правонарушений от направления бизнеса?

— Тенденции такие есть, но скорее это зависит не от направления бизнеса, а от его величины. Так, например, для малого и среднего бизнеса практически не характерны злоупотребления служебными полномочиями, поскольку предприниматели не являются должностными лицами. Зато у коммерсантов средней руки распространен коммерческий подкуп (ст. 204). Акционерные общества чаще других подвергаются самоуправству (ст. 330). По этой же статье в основном проходят рейдерские дела. В крупных корпорациях нередко можно выявить злоупотребление служебными полномочиями (ст.201).

— Какие еще тенденции можете назвать. Появляются ли новые виды преступлений?

— Одно из главных веяний времени это рейдерский захват. Но здесь существует ряд проблем. Многие до сих пор не понимают что это такое. Бизнесмены сейчас видят рейдерство в любых корпоративных конфликтах. В СМИ опять же эта тема освещается очень широко. Но давайте четко определимся в понятиях. Недружественное поглощение может быть организованно вполне законными методами. Если скупались акции, находившиеся в свободном обращении, если контроль над предприятием достигнут без подделки документов, фальсификации судебных решений, почему мы должны заниматься пробелами работы юридической службы организации. Да зачастую некоторые правонарушения все же усматриваются, но они носят гражданско-правовой характер. Мы не можем взвалить на себя работу арбитража, мы занимаемся выявлением тяжких и особо тяжких преступлений. При этом мы не говорим, что рейдерских атак в регионе не было, было дело по «Уралгазсервису», по «Пермскому фанерному комбинату», по «ХК Привод».

— Это достаточно крупные предприятия, чтобы завладеть их имуществом необходима серьезная подготовка и организованность. Можно ли утверждать, что сегодня в Перми работают конкретные, четко структурированные группировки?

— Если бы они были, мы бы их уже разрабатывали. В основном захваты готовят и осуществляют рейдеры из Москвы или других регионов. Местные же все на виду, а публичность в этом деле крайне противопоказана. В деле вокруг «Фанерного комбината» были выявлены практически все причастные к преступлению лица, дело ушло в суд по статье «Самоуправство». Люди, занимавшиеся скупкой акций и непосредственно силовым захватом — приезжие. Хотя не обошлось и без работников предприятия, которые снабжали захватчиков информацией.

— Существует мнение, что захваты осуществляются во многом благодаря коррупции?

— Бывает. Есть «не чистые на руку» и в органах власти и управления, да и в правоохранительных органах.

— В некоторых городах и регионах открываются специальные комиссии по борьбе с недружественными поглощениями, появляются дополнительные подразделения при правоохранительных органах. Нуждается ли наш край в подобном усилении?

— Думаю, что пока нет. Хотя на уровне федерального округа это имеет смысл. При этом самим предпринимателям я бы все-таки посоветовал побольше внимания уделять защите собственного бизнеса. Сегодня деятельность предприятий и организаций практически немыслима без юридического и аналитического отдела. И дело ведь не только в профилактике рейдерства, ведь порой коммерсанты становятся жертвами недобросовестных поставщиков, сомнительных партнеров. А то сначала предприниматели пренебрегают элементарной проверкой документов, а потом жалуются нам.

— Не кажется ли вам, что эта жесткая в чем-то позиция и рождает стереотипы, что милиция работает плохо или не работает вообще?

— Да, в этом плане приходится достаточно сложно. Но подобные стереотипы рождаются еще и от того, что некоторые не очень сознательные предприниматели пытается использовать правоохранителей в своих целях. Пример: поссорился один бизнесмен с другим, и начинают друг на друга копать. Первый пишет нам заявление на второго, обвиняя его, допустим в мошенничестве. Второй в отместку направляет встречное заявление. Потом включается пресса. И получается, конфликт есть, криминала — нет. Никто, уже ничто не проверяет. Только мы вынуждены поднимать бумаги, проводить спецмероприятия, хотя и знаем, что результат, скорее всего, будет нулевой. Все это, конечно, мешает нормальной работе.

Хотелось бы пожелать предпринимателям быть все-таки более сознательными, по возможности не доводить дело до возникновения таких ситуаций.

Справка

Ким Владимир Андреевич

Родился в 1959 году на Сахалине. Начинал службу с оперуполномоченного Уголовного розыска на Сахалине. Прошел путь от старшего оперуполномоченного, до начальника УР Южносахалинска.

Был заместителем начальника УВД города Южносахалинска. После стал начальником УБЭП Сахалинской области, а потом заместителем начальника УВД Магаданской области. Работал в Главном Управлении по Борьбе с Экономическими Преступлениями в МВД России в Москве, где и было предложено переехать в Пермь. В Пермском крае сначала занимал должность начальника Краснокамского УВД В ноябре 2006 был назначен на должность УБЭП Пермского края.
Полковник милиции.

Награжден государственными и ведомственными наградами.

Почетный сотрудник МВД России.

Статистика

За 1 квартал 2007 выявлено 1647 преступления экономической направленности. При этом 41,3% из общего числа выявленных преступлений экономической направленности составили тяжкие и особо тяжкие преступления (845).
Материальный ущерб по оконченным уголовным делам составил 251660 тыс. руб. Возмещение ущерба по оконченным уголовным делам увеличилось и составило 70942 тыс. руб. или 40,3% (1 квартал 2006г. — 28,2%).

Больше выявлено преступлений против государственной власти — 245 (+3,4%), в том числе фактов взяточничества 99 (+35,6).

(анонимно) | 92.124.115.100

Вот возьмем фирму, осуществляющую платное обучение, допустим в профессиональном образовании, и пусть в ней будет два учредителя – вот уже готова организованная преступная группа с распределенными ролями, реализующая свой преступный умысел в незаконно полученной прибыли. Напугаем, к примеру, сорок пять обучающихся за наличный расчет граждан дачей подкупа часть 1 статьи 204 УК РФ и пусть напишут в явке с повинной, что не обучались и не сдавали экзаменов. И вот готово сорок пять «коррупционных» преступлений по части 4 статьи 204 УК РФ удвоим их статьей 201 УК РФ – итого девяносто раскрытых преступлений. Как противостоять произволу?