Екатерина Юрьева. Мечты чемпионки - поспать и прогуляться в юбке.

Екатерина Юрьева, биатлонистка российской сборной, дает интервью Марине Ярдаевой, корреспонденту газеты Аргументы и Факты - Прикамье.Огромные букеты цветов на столе, на тумбочке, на полу, занимающие чуть ли не полкомнаты, так что и шагу ступить негде. На стенах — фото в рамках улыбающейся девушки в спортивной форме, на комоде — стопка карточек для автографов. И среди всего этого слегка растерянная новоявленная чемпионка мира по биатлону — Екатерина Юрьева, приехавшая в конце прошлой недели в родной Чайковский.

Кто сказал, что четвертое место — самое обидное?

Город встретил так, как будто готовился к этому приезду последние лет десять: грандиозное чествование, поздравления, видео-ролики, смонтированные из самых ярких моментов трансляций биатлонных гонок, плакат с изображением победительницы, фееричное шоу. «Когда ехала, знала что, что-то будет, но даже не представляла, что настолько грандиозно, только в аэропорту провела часа полтора — столько было встречающих. Я счастлива!», — делится впечатлениями Катя.

В это время в квартире суетится мама Любовь Васильевна, несколько ошарашено оглядывается младший брат Влад — с минуты на минуту должен подъехать губернатор, родные естественное волнуются. И только Катя, кажется, спокойна и умиротворена — все эмоции остались в шведском Эстэрсунде. Спортсменка демонстрирует медали: «Вот самая первая награда — серебро за гонку преследование, золотая — получена в индивидуальной гонке, бронза за масс-старт. Самой дорогой медали здесь нет… За четвертое место не дают (та самая драматичная эстафета, в которой у Альбины Ахатовой что-то случилось с винтовкой и мы отстали на несколько минут)».

Не в кубковых очках счастье

Естественно подробности недавнего подвига, выхода на 4-е место, после такого отставания интересуют больше всего.

— Как вообще удалось? Ведь это не реально.

— Не реально, когда Россия на 14 месте. Так быть не должно.

— Перед стартом на 4 этапе тебя информировали о ситуации сборной в эстафете?

— О том, что случилось (поломка винтовки), я узнала только после того как Альбина финишировала? Однако по ходу гонки я запретила себе об этом думать. Я вообще не думала, просто бежала.

— На что настраивалась перед чемпионатом мира?

— Ничего не прогнозировала особо, надеялась только хотя бы на одну медаль.

— Что дальше?

— Дальше Ханты-Мансийск. На корейский этап кубка решила не ехать — слишком большая разница во времени, слишком резкая смена климата и слишком маленький перерыв для восстановления сил. Были, конечно, уговоры «Ты нужна. Ты должна!», взывание к логике «Ты теряешь возможность заработать дополнительные кубковые очки». Но я самое главное, как мне кажется, уже заработала, имею право недельку отдохнуть. «Отрываться» начала еще в Москве — прогулялась по магазинам, купила юбку и сапоги на каблуках. Вот оно простое человеческое счастье.

— А время есть для юбок?

— Буду стараться, выкраивать.

— Запросы модницы удовлетворены, что сейчас больше всего хочется сделать?

— Выспаться.

Официальная часть. И не только.

А вот и Олег Чиркунов с цветами: «День добрый. Спасибо вам, спасибо маме. От всей души поздравляю (вручает цветы). А вот и подарок. Маме. Ну-с чаем-то напоите? Побеседуем».

Царь всея Перми недобро посмотрел на посторонних, бесцеремонно попросил прессу удалиться — видимо предстоит серьезный разговор, не предназначенный для ушей СМИ. Так и есть, доносится что-то типа: «Ну то, что вы решили выступать за Москву \это, конечно, ваше дело…».

Побеседовали, губернатор откланялся. Катюша с детской непосредственностью шуршит подарочной упаковкой. Покрутив в руках чайные чашки губернаторского сервиза (вот и весь подарок), подмигивает и примеряет подарочный бант.
«Ой, надо ведь в школу сходить, на избирательный участок за открепительным, пора и о гражданском долге подумать», — как бы невзначай вспоминает спортсменка.

— Что и голосовать будешь?

— Патриот я или кто?

— И что, считаешь, что есть за кого голосовать?

— Посмотрю на их фотографии для начала.

Что ж отравляемся в местное образовательное учреждение. Местная молодежь, заметив легенду, спешит сообщить об этом приятелям. Народу в холле становится все больше, но никто не мешает нашему движению — пока довольствуются ролью наблюдателей.

Выдача открепительного удостоверения плавно перетекает в раздачу автографов и фотосессию. «А можно мне фотокарточку для сына?», «Ой мы так за вас болели!», «Вы наша гордость!» — говорят наперебой сотрудники школы. Подростки на выходе, те самые, что собирались в холле: «А можно с вами сфотографироваться? Мы много времени не отнимем, нас вполне устроит коллективный снимок». И разве можно им отказать, да и, что ни говори, чертовски приятно.

— Я люблю этот город. Здесь настоящая жизнь. Здесь настоящие люди. В Москве все бегут куда-то, ты постоянно кому-то что-то должна. В Чайковском тебя любят просто за то, что ты есть. Здесь я набираюсь сил, подпитываюсь энергией. Нет, я этот город обожаю!

— Ну что ж пора. Удачи, счастья и новых побед!

P.S.

Этот материал был подготовлен для газеты «Аргументы и факты – Прикамье». Однако к вышедшему в итоге тексту 27 февраля 2008 года, за 4 дня до выборов президента России, автор отношения не имеет. (Развернутая хвалебная речь губернатора Пермского края Олега Чиркунова и пафосный комментарий тогда еще будущего президента страны Дмитрия Медведева появились в публикации по независящим от автора причинам и не ясным способом. Здесь представлен первоначальный вариант текста.