Юрист, психолог, менеджер. Сергей Тараканов о роли спортивных агентов.

Спортивный менеджер Сергей ТаракановВ спортивной среде об агентах сложились противоречивые мнения. Одни видят в них «жучков», которые крутятся возле команды и переманивают игроков. Другие же, наоборот, считают их спортивными адвокатами. О том, что на самом деле представляют собой люди этой профессии, рассказал известный в недавнем прошлом спортивный агент, а нынче генеральный менеджер сборной России по баскетболу Сергей Тараканов.

— Сергей Николаевич, как получилось, что вы стали спортивным агентом?

— Совершенно случайно. В конце своей спортивной карьеры, когда российские команды переживали не лучшие свои времена, я решил поиграть за зарубежные клубы. За границей я столкнулся с множеством проблем, ранее мне неведомых. Я не знал западного спортивного рынка, не имел представления о механизмах взаимодействия игроков в местными клубами. Свою поддержку то и дело предлагали разные посредники — там практика агентской деятельности была уже распространена. В итоге за короткий промежуток времени у меня сменилось три агента. Мне показалось, что они работали не совсем правильно, во всяком случае, так как я это понимал. Было ощущение, что они просто пользовались моей оторванностью от западной действительности. Тогда решил заняться своими делами самостоятельно, стало получаться. Потом со мной стали советоваться и другие баскетболисты. И я подумал, а почему бы мне на примере своих ошибок не помочь другим российским баскетболистам.

— Вот так просто?

— Нет, конечно. Идея моя на какое-то время так и осталась только идеей. Вскоре Запад меня разочаровал, и я вернулся в Россию. Но родная земля встретила меня без особого энтузиазма. Выяснилось, что искать себя в спорте уже бессмысленно. Становиться тренером не хотелось, да никто и не предлагал. О спортивных менеджерах и агентах здесь еще не слышали, да и не могли отечественные клубы, находящийся в тот момент практически на грани развала, как, впрочем, и весь российский спорт, себе позволить таких специалистов. В общем, я оказался в ситуации, знакомой многим завязавшим спортсменам, — «куда податься?».

Но надо было чем-то жить, и пришлось искать себя заново. После некоторых раздумий я открыл сеть кабин моментального фото в московском метро. Бизнес этот, кстати, существует и по сей день, он вполне рентабелен и перспективен, и до сих пор является основным моим стабильным доходом.

— А как же агентская деятельность?

— Надо сказать, что даже в самые тяжелые времена, я не переставал интересоваться баскетболом, он ведь так просто не отпускает (улыбается), отслеживал все новости, анализировал изменения. Как только окончательно встал на ноги, решил воплотить свою идею в жизнь. Да и в российском баскетболе многое изменилось. Наши баскетболисты перестали в массовом порядке уезжать, напротив, к нам хлынул резкий поток легионеров. Объяснялось это просто, у клубов появились деньги, но как ими грамотно распорядиться еще никто не представлял. Для иностранцев наш рынок стал очень привлекательным, сейчас российские клубы вообще считаются самыми богатыми в Европе. Игроки приезжали со всего мира, тянули за собой своих агентов. И закрутилось завертелось… В западном рынке игроков и нюансах составления контрактов мало кто разбирался, а потому соглашения подписывались с кем ни попадя и как попало. Согласитесь, очень благоприятные условия для агентов.

— То есть вы решили воспользоваться моментом и заработать на продвижении бездарных западных игроков

— Как раз наоборот. Поначалу я преследовал интересы клубов, нежели чем самих спортсменов, был для руководства команд кем-то вроде советчика и консультанта. Работал с тем же Сергеем Кущенко, возглавляющим в то время пермский «Урал-Грейт». Со временем даже стали поступать предложения возглавить тот или иной клуб. Но роль «свободного менеджера» мне все же нравилась больше. С другой стороны я видел и то, как «барахтаются» российские спортсмены — западные коллеги практически задавили их своей мощью. Стал продвигать то одного, то другого… К 2000 году меня можно было назвать полноправным спортивным агентом.

— Насколько сегодня развит этот бизнес в России?

— Сейчас также все еще не совсем цивилизованно и структурировано. Грамотных российских баскетбольных агентов можно пересчитать буквально на одной руке. Зато фирм однодневок появилось огромное множество, задача которых урвать как можно больший кусок от зарплаты игрока. Российский баскетбол бросает из крайности в крайность, вот и сейчас акценты опять сместились. Российские игроки в таком дефиците, что доходит до абсурда. Многие клубы готовы платить спортсменам бешенные деньги, только за то, что они русские и немного умеют играть в баскетбол. Агенты естественно этим пользуются и заламывают за своих подопечных нереальные цены. Хотя сумма контракта не должна выходить на первый план. Гораздо большее значение имеют перспективы спортсмена, его карьерный рост.
Также рынок заполнили непрофессионалы. Очень часто сегодня можно услышать, что агентом спортсмена является папа, или, что еще хуже мама, а то и вовсе какие-то случайные люди, понимающие свою работу, как просмотр новостей баскетбола в Интернете. Такое тоже бывает.

Буквально локтями всех расталкивают иностранные агенты. Такие и вовсе, активизируются только в начале сезона, и на устройстве игрока в какой-нибудь клуб считают свою работу выполненной. Возможные в дальнейшем проблемы такого специалиста не волнуют, и найти агента в случае возникновения каких-либо недоразумений часто не представляется возможным.

— Каким же должен быть посредник между игроком и клубом?

— Агент — это человек, полностью ведущий все дела спортсмена, от того, с каким клубом, на какое время и на какую сумму подписать контракт, и порой до того, как правильно распорядиться деньгами. На совести агента лежит разрешение всевозможных конфликтов с руководством клуба. А таких очень много. Спортсмен может быть недоволен своим игровым временем, результатами, отношением к себе руководства. Иногда спортсмену необходимо просто сесть и поговорить со своим агентом. Но перевоплотиться в психотерапевта не самое трудное. В большом спорте много моментов противоречащих российскому законодательству, приходится искать компромиссы. Самое сложное — это задержки или невыплаты зарплаты игроку. Это, к сожалению, сегодня не редкость. Тогда агенту приходится выступать в качестве адвоката, хотя официальных рычагов влияния сегодня не так много В основном такие вопросы решаются за счет личных связей представителя спортсмена с топ-менеджерами клубов.

— Агентская деятельность в прошлом?

— Временно приостановлена. Но завязывать навсегда с ней не стану. По одной простой причине — на мое место придут другие, хорошо, если профессионалы, а если нет. Я хочу, чтобы работа агента была обоюдно выгодной, как для спортсмена так и для клуба. Просто нужно четко понимать, что делаем то мы одно общее дело. От того, в каком клубе играет баскетболист, зависит его личный рейтинг, от рейтинга — соответственно зарплата, объективная, а не завышенная, от зарплаты игрока — доход агента. Все взаимосвязано, просто не нужно искать сиюминутной выгоды. А пока я потружусь на благо России, как бы громко это не звучало. Я действительно очень хочу, чтобы сборная России добилась как можно больших успехов.

Справка ДП

Сергей Тараканов родился 25 апреля 1958 года в городе Лодейное Ленинградской области. Один из лучших форвардов в советском и европейском баскетболе 70—80-х годов. Заслуженный мастер спорта СССР. Выступал за ленинградский «Спартак», «ЦСКА», немецкий «Штутгарт» и бельгийский «Сен Луи». 7-кратный чемпион СССР. В составе сборной СССР — чемпион Олимпийских Игр — 1988, чемпион мира — 1982, чемпион Европы — 1979, 1981, 1985. Бронзовй призер ОИ — 1980, серебряный ЧМ -1986 и ЧЕ -1987, бронзовый ЧЕ — 1983.

По окончании спортивной карьеры занялся бизнесом (1995), а в последствии стал баскетбольным агентом (2000).

С февраля 2006 — генеральный менеджер сборной России.