А Шамбалы в Тибете нет

Путешествие в Тибет. По Гималаям на велосипеде.Но там и без того много интересного, считает пермский путешественник Андрей Королев.

Белых пятен на планете стало меньше. Похоже, что в карту мира скоро внесут изменения, те места, которые считались в Тибете неисследованными, получат свои названия. В этом заслуга пермских путешественников, которые за два месяца (48 ходовых дней) на своих велосипедах исколесили Тибет вдоль и поперек, в смысле с севера на юг и с запада на восток. Ребята преодолели 2500 километров и совершили шесть выдающихся достижений Российского и мирового туризма.

Руководитель экспедиции Андрей Королев делится с ДП(газета «Деловое Прикамье») своими впечатлениями от путешествия.

— Андрей, а почему для своего похода вы выбрали именно Тибет?

— Побывать в этих краях я мечтал еще в юности. Ведь о Тибете ходило много легенд, эти места всегда были окутаны множеством тайн и загадок. Мне хотелось разгадать хотя бы несколько из них. Конечно, пятнадцать лет назад я не мог реализовать свою мечту, не было ни опыта, ни знаний. Но я собирал информацию, изучал маршруты Пржевальского, читал его книгу «путешествия по Азии», в которой он рассказывал о своих экспедициях в Гималаи и Тибет, и мне очень хотелось побывать там, куда он не дошел. И вот только недавно появилась возможность организовать экспедицию, в которую вошли мои единомышленники пермяки Владислав Баженов, Константин Котельников, Игорь Паньков (он, правда сошел с дистанции еще в начале пути из-за обострившейся горной болезни) и Андрей Елизаров из Тольятти.

— И что же удалось разгадать какие-то тайны?

— Ты знаешь, в реальности Тибет оказался более прозаичным. Во-первых, наш пыл несколько охладили условия, в которых проходило наше путешествие. Теперь я понимаю, что до нас мало у кого возникало желание непременно пройти по необследованным местам. Там невероятное множество зыбучих песков. Я, кстати, чуть не лишился своего велосипеда, затянуло так, что пришлось вытаскивать втроем. Также мы проходили по очень сложным плоскогорьям и по бесконечным болотам. Еще там очень жесткий климат: очень сильные северные ветра, а температура в течение суток может меняться от минус 20-ти до плюс 30-ти. Были проблемы и с пресной водой, очень часто приходилось пить очень противный чай на соленой воде. Наши трудности, несколько компенсировались красотами Тибета, но чудес мы там все же не нашли.

— А как же Рериховская Шамбала?

— Ее там нет, это миф. Если говорить о месте слияния земли и неба, в прямом смысле, то тогда Шамбала — это весь Тибет. Если учесть, что по Рериху — это земной рай, где живут высшие люди, то это миф. Я знаю, что Шамбалу ищет и писатель Мулдашев, но, скорее всего, он делает это в рекламных целях, пытается привлечь интерес к себе и своим книгам, не более того.

— Почему ты пришел к такому выводу?

— Мы виделись с местными жителями и монахами, и общение с ними не произвело на нас впечатления чего-то сверхъестественного. Хотя встречи наши и были своеобразными. По-тибетски мы знали только слова: здравствуйте — «ташидиле», до свидания — «калишо» и спасибо, которое невозможно выговорить. Куда с таким словарным запасом, поприветствуем их на их же языке, а они смотрят, так как будто мул заговорил. Перейдем на китайский, у нас был разговорник, и вроде бы появляется какое-то взаимопонимание.

Вообще тибетцы показались нам очень непосредственными как дети, и движет ими исключительно мирское любопытство. Они с огромным интересом рассматривали наши вещи одежду, как мы едим. Тоже самое можно сказать и о монахах. Был случай, мы наткнулись на буддийский монастырь, расположенный в ущелье Трансгималаев на высоте 5000 метров (возможно, это самый высокогорный монастырь на Земле). Там нам перегородили дорогу около сотни монахов, и пока они досконально не рассмотрели нас и наши вещи, а один из них даже прокатился на велосипеде, мы не сумели пройти дальше. То есть, ими тоже движет светский интерес.

— А в каких условиях живут тибетцы?

— Практически в таких же, в каких существовали и тысячу лет назад. Их жилище — промокаемые палатки из шерсти яка. Их основная еда как и прежде готовится из чая, ячьего масла или молока с ячменем, очень питательная, но невкусная. А ближе к югу можно обнаружить ростки цивилизации: каменные домики с солнечными батареями и электрическими лампами, тибетцы на мотоциклах и с MP3-плейерами.

— А что в Тибете тебя поразило больше всего?

— Обилие диких и совсем непуганых животных, которые походили к нам на расстояние пяти метров. Под конец похода мы даже перестали их фотографировать. И конечно сильное впечатление произвел контраст отсутствия какой-либо цивилизации на севере с вполне светской жизнью в столице Тибета Лхасе.

— Ваша экспедиция открыла миру много нового, скажи, а российские ученые проявляют какой-либо интерес к полученной вами информации?

— Интерес к полученным нами сведениям проявляют в основном, почему-то, только журналисты. Также на меня вышло руководство американского географического журнала. Заинтересованности российских географов я пока не заметил.

— Скажи, а тебе не обидно, был проделан такой труд, вложено много средств. Тайн, о которых ты слышал в юности, ты не нашел, да и информация скорей всего не пойдет на благо отечеству?

— Юношеские представления остались в далеком прошлом. Когда я собирался в экспедицию я уже примерно представлял что, то, что я увижу в Тибете не сойдется с ранее известными данными. Поэтому цель путешествия была сугубо научная и спортивная. А что касается моего вклада в российскую науку, то я в любом случае буду готовить отчет об экспедиции, который передам Андрею Елизарову, профессиональному географу. Хочется верить, что он, используя свои контакты, все же сможет реализовать эти сведения. А средств действительно ушло немало.

— И во сколько же твоей группе обошлось путешествие по Тибету?

— Только на снаряжение было затрачено 25 тысяч рублей, столько же ушло на сам поход.

— Всего?

— Все удивляются. Но мы экономим на всем, на чем только возможно. Всю еду закупаем заранее еще дома, в путешествии особенно не шикуем, у нас строгая отчетность. Плюс мы уже достаточно известны в стране, нам оказывают поддержку различные компании. В спортивных магазинах нам всегда делают скидки на снаряжение. В это раз авиакомпания «Сибирь» предоставила льготы на перелеты, а 60 килограммов багажа нами было перевезено и вовсе бесплатно. Клуб «Алтел» убрал для нас абонентскую плату на спутниковую связь. Но, а в остальном приходится рассчитывать на себя, иногда помогает облспорткомитет, в рамках участия в чемпионате страны по спортивному туризму.

— Значит, ты путешествуешь в основном за свой счет. Как тебе это удается, ты же обыкновенный преподаватель со средними доходами? Да и зачем?

— Вопрос «зачем?» для меня не стоит. Это же дело всей моей жизни, я уже пятнадцать лет занимаюсь туризмом. Может быть, причина еще и в том, что я «обыкновенный преподаватель» а мне хочется чего-то как раз необыкновенного. А по поводу того, как мне это удается, я всегда думаю о походах заранее, откладываю деньги, хотя и приходиться отказывать себе в чем-то в повседневной жизни. В ближайшее время собираюсь в Южную Америку, хочу прогуляться в Андах.

Родственники и жена не обижаются, ты ведь практически полгода в путешествиях?
Нет, они меня понимают. Иногда, чтобы избежать расставания, я их беру с собой, насколько это возможно, конечно.

Справка ДП

Андрей Королев, 29 лет. Старший преподаватель географического факультета Пермского государственного университета. Мастер спорта России, неоднократный победитель и призер чемпионатов страны по спортивному туризму. На его счету 64 путешествия, из них несколько максимальной категории сложности. В настоящее время работает над кандидатской диссертацией на тему «Жизнь в самых высокогорных районах планеты». Содержание одной из глав диссертации будет основано на наблюдениях и итогах экспедиции в Тибет.