Корректура, которую мы потеряли

Такое ощущение, что у нас куда-то массово подевались корректоры. Словно вымерли как вид. На эту печальную мысль наталкивают два обстоятельства: шаблонные объявления о поиске журналистов «со стопроцентной (абсолютной) грамотностью» и собственные тексты, которые даже в серьезных крупных изданиях умудряются выходить с опечатками. Это грустно.

Фото статьи из советсткой газеты.
И не только грустно, но и нелепо. Вот в каком уникуме соискатели надеются отыскать стопроцентную грамотность? Что такое это за стопроцентность такая вообще? Это в русском-то языке с его орфографической вариативностью и факультативными знаками препинания (которые, кстати, не то же самое, что авторская пунктуация). И без этих-то заковык сложно: на тонну правил — две тонны исключений. Великий и могучий — такой противоречивый.

От корректоров даже, которые куда-то испарились, не требовали никогда «стопроцентной грамотности». Специальные стандарты вроде бы разрешали безнаказанно пропускать по две «блошки» на авторский лист (40 000 знаков). Вот только не помню, это нормы на один текст вычитанный несколькими корректорами, или на одного корректора, вычитывающего несколько текстов. Наверное, все же первое.

По крайней мере, я еще застала те благословенные времена, когда будущие газетные статьи чистились сразу несколькими корректорами. А также ответсеком, главным и дежурным редакторами и, разумеется, самими авторами. И все это на два-три раза, все это и в электронном виде и в сверстанном макете.

Хорошее было время. Но даже тогда опечатки случались. Подчас откровенно стыдные — в заголовке, например, из «администрации» возьмет и испарится буква «с». Или какое-нибудь безобидное словосочетание вдруг исковеркается во что-нибудь вроде «перекиси населения». Но это редкостью все же было — целым событием. Запоминалось.

А теперь — часто. Бумажные газеты стараются еще марку держать, а электронные уже совсем не справляются. Поток текстов огромный, а корректор в лучшем случае один. Или вообще без? Но не может ведь такого быть, да? И если это все же возможно, то почему? Это такая странная экономия или дефицит кадров?

Это что значит теперь автор должен сам с усам? А если не тянет на абсолютность и стопороцентность, то все, списать его к чертям? А вдруг он репортер хороший, или интервью стряпает лучше всех? Что если с аналитикой у него хорошо, а с запятыми не очень?

Никто не собирается отстаивать право на безграмотность, каждый здравомыслящий автор, если знает за собой грешок, то он, как правило, комплексует а не в бой в граммар-наци кидается. И он, как Горький, который чуть ли не до тридцати писал без запятых, все-таки старается себя подтянуть. Но ведь ему, по пять раз вычитывающему свой текст, только обиднее, что в газету текст прошел с какой-нибудь глупой ошибкой, и никто не выловил, не помог.

(анонимно) | 89.207.93.101

это экономия да