Ученье - свет, а учебников - тьма

Стены новой, красивой школы, в которой учится моя дочь, щедро оклеены патриотическими и даже отчасти милитаристскими постерами. Учительница ИЗО втолковывает детишкам, какой вред может нанести их неокрепшим личностостям увлечение западной музыкой. И в то же время - это непредставимо - математике дети учатся по плохо переведенному украинскому учебнику.

Коробка от детской игрушки.
Стоп, я ничего не имею против наших соседей, на каких бы они не делились - на западных или восточных. Я всегда за мир во всем мире, и против войны. Но сей факт удивителен. И даже в какой-то степени обнадеживающ - не до конца, стало быть, гайки завинчены, раз сочетается «несочетаемое». А вот то, что учебник переведен небрежно и дети путаются - это, конечно, грустно.

Но еще печальнее, что не «иностранные учебники» плохо переведены, а наши, родные, ужасно написаны. Вот коротенькая заметка, опубликованная в «Невском времени» в сентябре (по случаю Дня знаний, естественно).

Ученье - свет, а учебников - тьма

К началу учебного года моя старшая дочь-пятиклассница получила учебники. Прибежала с линейки домой, стукнула об стол увесистым ранцем и улетела обратно. У них же там праздник, экскурсия по рекам и каналам с классом – последний глоток вольного воздуха, пир перед чумой. И вот она, значит, убежала, а я давай учебники разбирать – любопытно мне.

Первым делом взялась я за историю, которая «древнего мира». Первый разворот уже насторожил – издание оказалось четвёртым и исправленным. Корябнуло, знаете ли, я ведь привыкла, что исправляют ошибки. Нет, они, понятно, тоже случаются, исправлять их – нормально, но вот чтобы три раза в чистовом варианте... С историей, значит, вот так. Ну ладно. Зато сразу стало интересно.

А потом стало и весело. К десятой странице во мне укоренилось стойкое ощущение, что авторы под редакцией некоей Андреевской Т.П. только вчера вернулись из командировки в каменный век. Категоричность потрясающая: «Древний человек знал», «Древний человек считал», «Древний человек был уверен». Конструкциями «возможно», «вероятно», «можно предположить», «не исключено» составители пренебрегают, словно диктатор чаянием презренных масс, до упоминания альтернативных версий уверенные в своей правоте авторы не снисходят.

Нет, я не знаю, может, с пятиклассниками так и надо – чтоб попроще, чтоб никаких неоднозначностей. К чему забивать юные головы опасным релятивизмом «может, было так, а может быть – иначе»? Этак, наверное, и рефлексией какой неокрепшие души заразить можно? Авторы – специалисты, им виднее. А я себе просто отметила: как-нибудь дождливым вечером мы с дочерью и сами на кухне покалякаем за древний мир и даже нагло пофантазируем, вообразим себе невообразимое. Всё лучше, чем соглашаться с одной из тысяч трактовок.

В общем, чтение я продолжила, уже не обращая внимания на убеждённый тон авторов, пусть себе щадят детские слабые головы дальше. Но на 19-й странице впала в ступор. Речь шла о наскальной живописи. Заканчивалась глава утверждением, что искусство помогало древним людям выживать в суровых условиях. Я перечитала три раза, наверное, я безнадёжна – представить, как рисование бизонов на практике спасает от морозов, я не смогла. Нет, я допускаю, что авторы имели в виду что-то связанное с поддержкой духа, с открытием подлинно человечного в человеке (там как раз что-то было про религиозные верования). А вдруг не имели? Или имели, но другое?

В такой же ступор меня как-то ввёл вопрос из учебника «Окружающий мир»: «Какие положительные качества характера древнерусского человека пригодились бы и нам?» Я как только задумалась, так сразу и зависла.

А ведь на первый взгляд ничего особенного. Это вам не трэш из первых ФГОСовских учебников по математике про работников-узбеков, работающих за семерых, и про папу, который старше сына на шесть лет. Там-то сразу всё ясно. Сразу всем смешно, и в первую очередь детям. А тут сложнее. Как-то становится вдруг неловко: то ли это такая расплывчатая бездарность, то ли ты сам дурак?

Я вот, когда наткнулась в трижды переписанном учебнике истории на трактовку древнеегипетского мифа о суде Осириса, реально в себе и засомневалась. Проверьте себя тоже. Читаем:

«На одну чашу весов клали сердце умершего человека, на другую – перо, символ богини истины. Если перевешивало сердце, усопший присоединялся к предкам. Но если перевешивало перо, то это означало, что он вёл грешную жизнь. Тогда ему выносили обвинение и отдавали на растерзание чудовищу».

Тут любопытство моё чем-то таким перевесилось, что читать дальше стало уже невозможно. И это ещё до остальных учебников не дошло.