Банальные вещи

В обществе обсуждается инцидент, произошедший с сестрой Натальи Водяновой. Обсуждается широко и буйно. По-сумасшедшему буйно. Оно и понятно. Наталья Водянова – известная модель, её 27-летняя сестра Оксана – инвалид с тяжёлой формой аутизма. Уже драматургия.

Фигурка-породия на Христа.

Каков же сюжет? С Оксаной что-то случилось в нижегородском кафе «Фламинго». Именно что-то. Потому что на самом деле мы ничего не знаем. То есть вообще ничего.

Есть две стороны. Обе заинтересованные. Обе пугают какими-то ужасами.

Ужас в интерпретации семьи известной модели выглядит так. Оксана с няней зашли в летнее городское кафе попить чаю. Сидели, никого не трогали, а их взяли и попросили. Попросили убраться. То ли официантка, то ли охранник, то ли повар, то ли владелец кафе, то ли все вместе. А потом вообще вытолкали. Приехавшую по звонку няни маму Оксаны – Ларису Кусакину – обхамили и сдали в полицию, где она и написала заявление на владельцев и персонал шашлычной.

Теперь ужас номер два. Или пересказ «фламинговцев». Оксане якобы не сиделось за столиком, и она зашла сначала за барную стойку, а потом и в подсобку, там она то ли села, то ли легла на холодный кафель, стала мешать повару. Няня будто не смогла её увести. Оксана меж тем начала стучаться головой об стены и пол. И стучалась сорок минут. Прилетевшая в кафе мать, не вдаваясь в подробности, тоже решила постучать. Повару подносом по голове.

И всё. Никакого вам бесстрастного, невозмутимого видео, никаких свидетельских показаний. Свидетель, говорят, был – некий благородный мужчина, купивший Оксане в злополучном кафе шоколадку, – но пропал. Его ищет полиция. Причём ищет так, как не ищут у нас серийных маньяков. Обратились к нему из всех СМИ, очень просят выйти на связь. А он не идёт. Интересно, кстати, почему? Хотя мало ли.

А история развивается себе в своём безумии дальше.

Нижегородцы объявляют шашлычной бойкот, администрация парка грозится расторгнуть с владельцами кафе договор аренды, Следственный комитет РФ в лице Владимира Маркина пророчит «собакам»-шашлычникам пять лет реального срока. Елена Мизулина требует, чтоб эти пророчества непременно воплотились в жизнь. Православная церковь от имени пресс-секретаря Владимира Легойды с присущей ей поверхностной снисходительностью качает своими позолоченными главами и скорбит по утерянной толерантности. Актриса Эвелина Блёданс вообще заявляет, что «счастлива» произошедшим, потому что «наших людей надо только кнутом и розгами».

Естественно, толерантным экстазом накрыло не всех. Одиозный Эдуард Лимонов предлагает всех даунов и дэцэпэистов куда-нибудь изолировать, потому что некрасиво и неприятно. Журналистка Божена Рынска пишет, что инвалиды ущемляют права налогоплательщиков, за счёт которых и существуют. Помощник Ксении Собчак Эдуард Дорожкин обвиняет Водянову в лицемерии и нездоровом пиаре. Депутат Милонов советует Водяновой на свои миллионы нанять сестре приличную сиделку и не выступать.

Расколотый инцидентом народ бодается ещё жёстче и кровожаднее. Толерантность иных простирается так далеко, что обидчикам божьих детей они желают самой суровой небесной кары. Другие – из тех, кто не склонен размазывать сопли, – заявляют, что «неадекваты должны сидеть дома». Третьи – вероятно, считающие себя самыми умными, – не сомневаются, что всё с самого начала подстроено.

И это при том, что на самом деле мы ничего не знаем. То есть совсем ничего. Может, виновных и вовсе нет, а может, наоборот, – виноваты все.

Но у людей, не знающих и не могущих знать, всё равно сразу и на все случаи готов вердикт – срабатывает программа шаблонов. Один слышит слово «аутист», а услужливый мозг сразу дописывает «всегда прав» и рисует в голове идиллические картинки заботливых, жертвенных, почти святых близких несчастного инвалида. А почему? Другие зацепятся глазом за упоминание известной персоны и тут же скептически ухмыльнутся: «Дутый скандал, пиар». Но с чего бы? Третьи протестуют: «Инвалиды, знаете, тоже разные, никто вам тут не виноват и не обязан». Зачем?

У каждого свой мир, свой опыт, свой взгляд. Особенный – это каждый из нас. Другие – это мы сами. Хамства не заслуживает никто: ни больной человек, ни здоровый. И безапелляционных обвинений тоже. Если об этом помнить, то такие публичные свары, называемые у нас полемикой, невозможны в принципе.

Проблема в том, что это ужасно банальные вещи. Просто отвратительно банальные, как всякая старая, обтёсанная миром правда. А о банальных вещах помнить как-то не принято.

Статья опубликована в газете"Невское время" в августе 2015 года.