Соликамск: старинный городок на Каме

Первое, что видит человек, подъезжающий к Соликамску — соляные развалы. Именно они и дали название городу, который вот уже шесть веков обслуживает любителей «солененького»

solikamsk-permskiy-kray-07.jpg

Возникший в ХV веке при соляных промыслах, к началу ХVII века Соликамск разбогател: в ту пору он производил половину всей продававшейся в России соли. Следы строительного бума той эпохи видны и сейчас: количеству церквей в Соликамске могут позавидовать некоторые города Золо­того кольца. В центре, у торговых рядов, стоит исполинский Свято-Троицкий собор — именно к нему в первую очередь стремятся редкие туристы.

Но вблизи он выглядит грустно: одна из колонн, поддерживающих навес над крыльцом, от времени приобрела форму песочных часов и, кажется, вот-вот переломится, штукатурка с арочной конструкции давно обсыпалась, деревянная лестница ведет вдоль сводов, «украшенных» каракулями местной шпаны. На крыльце собора, похоже, принято выпивать — на ступеньках то и дело попадаются бутылки, окурки и сплющенные банки из-под «энергетиков».

— Гоняем их отсюда, гоняем бесов, да все без толку, — причитает приближающаяся ко мне женщина.

— А что же городские власти?

— А-а… — машет она рукой. — Им что? Подумаешь, XVII век. Те же бесы… Вы с колокольни посмотрите, что они с городом сделали…

Чтобы подняться на колокольню надо ждать — пускают группами не менее шести человек, а желающих нет. Со временем попутчики все же находятся, и мы, пыхтя, взбираемся на шестидесятиметровую высоту.

На севере обычные жилые районы: типовые серые хрущевки перемежаются коробками магазинов и офисных зданий. Побережье реки Усолки усыпано покосившимися деревянными домиками. Некоторые из них заброшены и совсем развалились. Крыши тех, что еще держатся, увенчаны спутниковыми тарелками.

Прямо перед нами, словно дразня рассыпающийся Свято-Троиц­кий собор, сверкает свежими красками недавно отреставрированная Богоявленская церковь. Петельки, завитки, арки, зубчики на наличниках, резные карнизы — можно подумать, над восстановлением храма работали не строители, а ювелиры.

Рядом — свежевыкрашенный Дом воеводы. Это хорошенькое, словно игрушечное, здание некогда было крепостью — толщина стен более двух метров. Позже его подвалы и подземные ходы служили темницей для опасных узников. Сейчас таких содержат в местном «Белом лебеде» — тюрьме для заключенных пожизненно. В одной из камер этого мрачного заведения с романтическим названием сидел недоброй памяти чеченский террорист

Салман Радуев, покоящийся ныне в безымянной могиле на кладбище Соликамска. Увитые колючей проволокой бетонные заборы «Лебедя» виднеются вдалеке на юге. В той стороне города вообще мало интересного — преимущественно бараки да какие-то склады. А соединяет «парадный» берег с берегом «тюремным» мостик влюбленных, перекинутый через речку Усолку прямо за Соборной площадью. Его перила сплошь увешаны старыми замками, которые уже никто никогда не отопрет, но это символы совсем другого «пожизненного заключения».

Как добраться

Ехать от Москвы на машине долго: 1400 км до Перми, а там еще порядка 200 км. Удобнее — по железной дороге: несколько прибывших из столицы вагонов «цепляют» к поезду Пермь — Соликамск. Если же лететь самолетом, то опять до Перми, а оттуда 4 часа автобусом.

Где остановиться

Отелей предостаточно: от демократичных советских гостиниц типа «Завод Урала» до современных, претендующих на VIP-уровень отелей «Президент» или «Седьмое небо». Соответственно и стоимость проживания разная: от 450 до 4000 рублей за сутки.

Где поесть

С общепитом в Соликамске беда. Впрочем, кто ищет, тот найдет кафетерий «Цветочный» близ Троицкого собора. Есть еще «Летучий голландец». Кухня там хорошая, но в пятничные и субботние вечера проводятся дискотеки — контингент бывает специфический.

Что посмотреть

На окраине города дряхлеет Усть-Боровский солеваренный завод. Его деревянные помещения, построенные в 1878 году, уже в наше время уничтожили пожары. Части­чно памятник реконструировали. Сейчас на этом месте работает музей истории солеварения.

Статья опубликована в журнале "Русский репортер" 15 октября 2009 года