Со всей глянцевой серьезностью

Креативный класс прощается с креативной эпохой. И делает это в высшей степени креативно. С претензией на разговор о главном, с намеком, что «все не просто», с какой-то надбренностью даже — надчеловечностью. Но в тоже время и с легким зевком — рыбьим. Говорят, он нынче в тренде. И говорят, что это не просто дурь любителей сэлфи, а — социокультурный феномен. Как и очередь на Серова кстати. И то и другое символизирует переход к новой эпохе. Ни больше ни меньше.

Рисованная девушка.

Чтоб не копировать стиль, всех прощающихся со старой эпохой «тучных нулевых» и встречающих «новую бедность», не буду наводить тень на плетень, а сразу поясню в чем суть свежих метафор. «Рыбий зевок» - эта модная фишка любителей щелкаться на мобильники и поститься в инстаграмах. Суть в особом выражении лица с полуоткрытыми губами — такое, знаете, выражение типа-тайны и типа-чувственности — ну, как у аденоидных детишек. Раньше в тренде были «утиные губы», а теперь, значит, это. Оказывается, это символизирует слом эпох — переход от беспечности и сытости к «невеселой повседневности».

Если все равно ничего не поняли, читайте «Закат губы» Евгении Пищиковой. Она вам все непопулярно объяснит. И про новые способы «фиксации более полной включенности в жизненное пространство, и борьбы со страхом небытия» и про то, почему это — настоящая революция, и даже про то, что думают об этом психологи с «мировыми instagram-экспертами». Мне так не закрутить, честное слово.

Теперь об очереди на Серова. Это тоже, понимаете ли, не просто так, это символизирует постмодернисткую сорокинскую тоску общества по упорядоченному понятному прошлому (а ведь постмодерн уже — прошлое). Еще это, конечно же, отражает то, как мы изменились. Глеб Морев, один из редакторов «Кольты», прямо связывает интерес к выставке с повлиявшей на нас «эстетикой глянца». Он что-то там говорит про «запечатленный Серовым антропологический фактор» и актуальную сегодня «специфическую прагматику всех его работ». Если по-русски, речь вот о чем: наши люди привыкли рассматривать фотки знаменитостей в модных журналах, а Серов как раз писал портреты. Так-то!

В общем, если вы подобно Дмитрию Быкову, объясняете такое сложное явление, как выломанные двери Третьяковки, простым «увидев очередь любую, наш человек в нее встает», то вы безнадежно примитивны.

И про «новую бедность», в которую мы вступаем, и на которую указывают вот эти все штуки типа очередей за колбасой, в смысле культурой, и «таких симптоматичных» зевков, пару слов надо сказать. Так что же это такое ? А это, представьте себе, — свобода. Свобода от понтов. Выяснилось, теперь уже можно не комлексовать, если не можешь купить небольшую квартиру за 10 миллионов. Вот, если вы до сих пор комплексуете, расслабьтесь скорее. А если не можете, тогда читайте Арину Холину, термин «новая бедность» принадлежит ей.

Она так увлекательно пишет о том, что можно больше не тратить лишние сто евро на восьмидесятое платье, а сосредоточиться, наконец, на важном. Трудно не заразится этаким позитивом.

Не о старых же бедных, в самом деле, печалиться — тех ущербных двадцати двух миллионах, для которых платье за сто евро равноценно месячному доходу. Кого волнует, что год назад таких было на шесть миллионов меньше? Унылая мертвая статистика больше не отражает реальности. Да здравствует нестандартный подход!

Ведь так удивительно смотреть на мир с неожиданных ракурсов. Сразу хочется придумать еще что-нибудь неординарное. Тоже такое, знаете, нетравматичное, в меру позитивное.

Почему бы не поразмышлять об уровне жизни в нашем многострадальном отечестве, отталкиваясь от истерик на ночных распродажах H&M, где некоторые индивидуумы платят по три тысячи только за возможность купить сапоги со скидкой вперед других (пока не расхватали) или берут тряпки не глядя, чтоб потом обменять или перепродать на «Авито» с накруткой в тридцать-пятьдесят тысяч за вещь. Воистину, ничто так ярко не иллюстрирует масштабы экономической катастрофы в стране. Воистину — до чего довели людей!

А можно еще порассуждать куда движется наше общество, с точки зрения эволюции штативных устройств и отношению к ней отдельный групп населения. Далеко идущие выводы можно сделать. Как вам заголовок: «Человек взял в руки монопод и... превратился в обезьяну»? Это не то что скучно исследовать, что там у нас с образованием и культурой.

К слову последняя фантазия далась мне тяжело. Высасывать из пальца — это все-таки не хухры-мухры.