Как измерить «злостность» неплательщика?

Тяжба за алименты.Что уж только не придумывали, чтобы приструнить злостных алиментщиков. И границы для них закрыли, да вот незадача, не все горе-отцы стремятся на пляжи турецкие. И sms-напоминаями их пугали, а им все нипочем. Приставы грозили им конфискацией имущества, а они, лишь руками разводили, дескать, нет ничего, все на маму с папой, сестру, брата записано. Наконец, уклонистов все чаще стали отправлять в места не столь отдаленные, чтоб работали и зарабатывали под должным присмотром. Вот только не всегда и не всех.

Приставам прокуратура не указ

Примечательна история петербурженки Валентины Снеговой. Около четырех лет назад она, еще проживая в Курске, развелась с мужем и осталась с двумя детьми. Разошлись спокойно, без скандалов, посему женщина логично предположила, что от своих родительских обязанностей бывший супруг уклоняться не будет. Но бывший муж Евгений Лапшин отнюдь не спешил выплачивать алименты.

— Супруг ссылался на трудное финансовое положение, но обещал исправиться, — вспоминает мать двоих сыновей. — Четвертый год обещает. Приставы даже не пытаются как-то повлиять на ситуацию. Сначала объясняли это тем, что не могут найти должника. Я начала в Петербурге работать с адвокатом, так должника сразу нашли. Но оказалось, что с него нечего взять. Он объяснил госслужащим, что постоянных заработков у него нет, имущество ему, дескать, никакое не принадлежит. В постановлении об отказе в привлечении бывшего супруга к уголовной ответственности дознаватель объяснила не только трудным материальным положением должника, но и тем, что у него не сложились отношения с тещей! За все время я получила какие-то копейки по 500 и по 1000 рублей, один раз после моего визита к прокурору города мне единовременно перечисли 9000 рублей. Но потом вновь все заглохло.

Тем не менее, бывший супруг хоть не постоянно, но все же работал. Адвокат делал запросы на каждое новое место работы должника и получал соответствующие справки. В петербургской компании «Деловые линии» бывший супруг получал зарплату по 10-15 тысяч рублей в месяц (по информации УФСПП Курска зарплаты составляли от 482 до 2089 рублей), из них было удержано почему-то всего 300 рублей (по бумагам ФСПП — 1800). В «ЧОП «Бастион-Курск» он получал по 4,5 тысячи рублей, а детям за четыре месяца было переведено лишь 1400 рублей (по постановлению пристава организация должна была удерживать 70 процентов зарплаты).

С самим должником связаться не удалось. Номер телефона, предоставленный его бывшей супругой, оказался заблокированным. Письмо журналиста, отправленное Евгению Лапшину, посредством социальных сетей, он проигнорировал. Планирует ли он погашать долг, превысивший 180 тысяч рублей, не ясно.

Служба судебных приставов Курска выносит постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (без этого, должника, к примеру, нельзя отправить на принудительные работы). У Валентины Снеговой уже 10 таких решений и 9 постановлений Прокуратуры об отмене резолюций СПП. Объяснения судебных приставов можно включать в сборники анекдотов. «От уплаты алиментов муж не уклонялся, а все неувязки по факту перечисления проходили по бухгалтерским причинам», — сообщается в последнем постановлении УФССП по Курской области об отказе в возбуждении уголовного дела.

— Я не знаю, как это объяснить, — недоумевает председатель Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Юридического центра «Лекс» Лев Остромухов. — Либо прокуратура Курска настолько «беззубая», что так спокойно относится к тому, что не выполняются ее распоряжения, либо служба судебных приставов совсем ничего не боится. Решить вопрос со злостными алиментщиками сегодня достаточно просто. Говорит, что нет денег — проверьте. Проверили, установили, что доход есть, обяжите работодателя делать соответствующие отчисления. Не работает и не собирается — возбуждайте уголовное дело, отправляйте на принудительные работы. Рычагов масса. В Петербурге эта система работает более отлажено. По крайней мере, с такими ситуациями здесь мне сталкиваться не приходилось.

«Злостность» — понятие расплывчатое

В Службе судебных приставов Курска уверяют, что делают все возможное и случай Валентины Снеговой у них на особом контроле. «В адрес должника неоднократно выносились предупреждения об уголовной ответственности за уклонение от уплаты алиментов, — сообщается в официальном ответе пресс-службы УФССП России по Курской области. — С целью взыскания образовавшейся задолженности неоднократно проверялось имущественное положение должника. По сведениям регистрирующих органов и кредитных организаций, а также в ходе проверок по месту проживания Лапшина имущество и денежные средства, которые могут находиться на счетах или во вкладах в кредитных учреждениях, не установлены».

Объясняют сотрудники службы судебных приставов Курской области и причины столь лояльного отношения к должнику: «Проведенными проверками установлено, что Лапшин не отказывался выполнять постановления суда о взыскании алиментов, принимал меры к своему трудоустройству, всегда своевременно сообщал судебному приставу-исполнителю о новом месте работы, осуществлял выплаты по погашению алиментной задолженности (19.06.2009 — в сумме 1 000 руб., 31.08.2009 — в сумме 9 000 руб., 16.12.2009 — в сумме 500 руб., 22.12.2009 — в сумме 500 руб., апрель 2010 — в сумме 1000 руб.)».

— К сожалению, крупная сумма долга еще не является основанием для возбуждения уголовного дела, — комментирует ситуацию заместитель начальника отдела судебных приставов Центрального округа Курска по линии дознания и административной практики Александр Зиновьев. — Злостным неплательщиком признается человек, не погашающий долги в течение более полугода и уклоняющийся от уплаты. Лапшин же перечислял небольшие суммы и не отказывается погашать долг. В настоящее время он не подлежит привлечению к уголовной ответственности. Недавно Лапшин предоставил справку о своем трудоустройстве в ООО «Управдом». На новое место работы направлен исполнительный лист, для удержания 50% из его зарплаты.

А еще пресс-служба УФССП по Курской области зачем-то отдельно обращает внимание на то, что «Валентина Снеговая после развода проживает с 2004 года в Санкт-Петербурге. Сыновья Данила (2001 года рождения) и Ярослав (2002 года рождения) живут в Курске у матери Валентины — Бредихиной М. В., которая зарабатывает на жизнь самогоноварением». Это удивительно, но судебные приставы Курска, вероятно, считают смягчающими обстоятельствами должника то, что у него «неполное среднее образование (9 классов), отсутствует какое — либо специальное профессиональное образование, поэтому имеются серьёзные проблемы с трудоустройством» и что самое поразительное то, что «в настоящее время у Евгения новая семья и маленький ребёнок (август 2008 года) от нового брака».

Согласитесь, весьма интересный ответ чиновников. Понятное дело, в каждом шкафу есть свой скелет, и в каждой семье — свой секрет. И можно даже допустить, что Валентина Снеговая абсолютно никудышная мать, ровно, как и то, что ее бывший супруг Лапшин вообще отъявленный злодей, но уместны ли эти детали в официальном ответе госслужащих, да еще в качестве аргументации? В конце концов, если у кого-то есть претензии к женщине как к матери, можно поднять вопрос о лишении родительских прав, или применения еще каких-нибудь мер. Пока же ничего подобного не было. А вот долг был, есть и продолжает расти.

От «бытовухи» к праву

А тем временем число отчаянных уклонистов по родительским обязательствам растет, в том числе и в культурной столице России. Тенденции столь тревожны, что меры, принимаемые к должникам, становятся все более суровыми. Только за первые два месяца 2010 года в Петербурге было зафиксировано 188 уголовных дел по ст. 157 УК РФ, что превышает показатель аналогичного периода прошлого года почти на 15%.

Вот только, кажется и это не способно повлиять на ситуацию. Три года назад в СМИ появилась информация о возможном создании государственного алиментного фонда. Предполагалось, что женщины будут получать деньги на содержание детей из этого фонда, а госслужбы уже компенсировать затраты благодаря работе судебных приставов. Идея, впрочем, так и не воплотилась в жизнь — пошумели и забыли. Да и приставы работать лучше не стали. Симптоматично, что представители УФССП по Петербургу, сначала согласились дать интервью по алиментной проблеме, а после нескольких недель обещаний, вероятно, и вовсе отказались от этой затеи.

В Яндексе по запросу «как выбить алименты» отображается 116 тысяч страниц, в Google — 239 тысяч. Вот только ответов нет, только возгласы отчаяния разведенных женщин, которых еще то и дело норовят поддеть: «надо было думать, от кого рожать».

Так и получается, что чисто юридические вопросы у нас почему-то всегда перетекают в какую-то унизительную бытовуху. А женщины, требующие выполнения от бывших мужей своих обязательств, в глазах обывателя превращаются в бьющихся в истерике кумушек: «где деньги, сволочь?!». Пошло, дамы и господа.

Dalay | 178.66.123.30
борис сказал(а):
Можно ругать страну Россию за все беспределы которые происходят в ней.А кто делает жизнь не возмо...

Поздно, давно уж стала.
Про преданных закону приставов мне понравилось.) Особенно, если учесть, что для них нынче не является обязательным иметь юридическое образование.

борис | 79.253.13.224

Можно ругать страну Россию за все беспределы которые происходят в ней.А кто делает жизнь не возможной да те люди которые в ней живут.Россия может стать страной воров мошейников и корупционеров.Чтобы этого не произошло должны быть справедливые суды мобильные преданные закону приставы грамотные властные прокуроры да и народу постараться законы уважать.