Кадры решают все. Спорт не исключение.

После каждых крупных соревнований и уж тем более, олимпийских игр, когда выясняется, что спортсмены нашей сборной выступили, мягко говоря, не очень хорошо, если уж не сказать «провально», российские чиновники в голос кричат: надо больше внимания уделить спорту!

Одинокий болельщик, сидящий на спортивной трибуне.Но на что конкретно обратить свой взор, уточнить забывают. Попробуем сделать это за них, отталкиваясь от итогов все той же печальной для нас олимпиады.

Разговоры о развитии спортивной инфраструктуры уже давным давно набили оскомину. То, что нужно строить катки (один в Челябинске построили — и уже две олимпийские медали в конькобежном спорте, после 12-летней «тишины»), ледовые дворцы, стадионы, и обязательно, хотя бы одну санно-бобслейную трассу (сколько можно проводить чемпионаты России в Латвии) — факт бесспорный. А потому мы на нем останавливаться не будем.

Поговорим лучше о спортивных кадрах. Сейчас в российском спорте две беды: наличие высококвалифицированных и грамотных специалистов и … одновременно практически полнейшее их отсутствие. Не поняли? Сейчас объясним.

Научили на свою голову

Говоря о первых, то есть о грамотных специалистах, мы, прежде всего, имели в виду российских тренеров. Их то, как раз, у нас более чем достаточно. Проблема заключается лишь в том, что все чаще наши тренеры стали прикладывать свои усилия за рубежом.

Тенденция оттока кадров зародилась еще в начале 90-х годов. Тогда понятно, страна переживала не лучшие времена, спорт остался на периферии внимания власти, тренерам надоело сводить концы с концами, и они ринулись за границу, готовить наших конкурентов. Но сейчас то, что? А сейчас движение идет по инерции. Не то чтобы до сих пор поголовно сбегают, напротив даже возвращаются, но со старые контакты не обрывают, мало ли что.

Многие особенно тренеры по фигурному катанию работают на два фронта вполне открыто. Оттого и получается, что американцы, китайцы и итальянцы буквально на пятки наступают нашим фигуристам — как услышишь фамилию тренера, так русское звучание. Появление зарубежных спортсменов — воспитанников российских тренеров на пьедестале почета уже никого не удивляет.

На итальянцах у нас специализируются в основном Наталья Бестемьянова и Андрей Букин, на американцах Татьяна Москвина, ожидается, что вскоре к тому приложит свои усилия и олимпийский чемпион 2002-го года Алексей Ягудин, проживающий в США. Сейчас подобные явления характерны и для лыжных гонок. Хоккей так и вовсе давно превратился в нечто интернациональное, место работы постоянно меняют не только спортсмены, но и их наставники. От чего это происходит непонятно, платят сегодня тренерам за свой труд вроде бы не плохо, разве что условия за границей на порядок лучше и комфортнее.

На этикетке «допинг» не написано

Под отсутствием грамотных специалистов подразумевается до сих пор не выстроенная система спортивного менеджмента. Со спортивными агентами и промоутерами работают сегодня разве что спортсмены профессионалы, то есть те, кто выходит на лед, ринг, стадион с одной целью — заработать.

И лишь у единиц спортсменов-любителей, преимущественно столичных, есть свои представители. Получается, что защитить интересы участников крупных соревнований в спорных ситуациях просто некому, президенты федераций с конкретным спортсменом заниматься не станут, не до этого. Подобная работа не входит в обязанности и ближайшего окружения спортсмена — тренера и врача.

Кстати о врачах, если бы их деятельность сегодня контролировали специальные менеджеры, то не было таких проблем, как скажем у Ольги Пылевой на прошедшей олимпиаде. И не было бы тогда таких нелепых оправданий ее спортивного врача Нины Виноградовой, мол «Фенотропил» на Щелковском заводе рекомендовали как лекарство, и мы ж не знали что в нем содержится запрещенный корфедон. Звучит, просто как: «на этикетке «допинг» не написано».

Вот как прокомментировал эту ситуацию завуч Чусовской Школы «Огонек», бывший тренер Альберта Демченко Владимир Митрофанов: «Смотрел я на все эти выступления и спортсменки и ее врача по телевизору и до того грустно было. Ведь даже мы в своем маленьком городишке знаем что корфедон и фенотропил — одно и то же».

А если бы был менеджер, то уж он-то не забыл бы согласовать все с всемирной антидопинговой ассоциацией. Плюс организовал бы насколько это возможно комфортные условия для спортсмена на выезде, позаботился бы и о минимализации предвзятости судейства, проведении жеребьевки без подтасовок. А все потому, что для агента важен не максимальный спортивный результат любой ценой, главное — чтобы все прошло гладко, без скандалов и на высоком уровне.

Таким образом, отличительная черта промоутера — он пытается защитить спортсмена до, а не после, как это происходит у наших спортивных чиновников.