Долговая эпопея. Автомобиль стоимостью менее полутора миллионов для судебного пристава, что иголка в стоге сена?

В СМИ регулярно «вбрасываются» новости об очередном закручивании гаек судебными приставами. То «аллиментщикам» запретят выезжать за границу, то водителям, не уплатившим транспортный налог, устроят препоны при прохождении техосмотра. А то и «эс-эм-эсками» закидают проштрафившихся граждан.

Меры эти, как водится, не остаются напрасными. В своих бодрых отчетах служба судебных приставов по Санкт-Петербургу почти всегда заявляет о перевыполнении плана и опережении прошлогодних показателей. Вот и в 2008 году оказывается актом о невозможности взыскания окончено лишь 13,4% исполнительных производств.

Продал чужое — верни свое

Судебные приставы Санкт-Петербурга.К более подробной статистике итогов работы в 2008 году Петербургской ФССП мы еще вернемся. А пока рассмотрим одну историю, которая рискует войти в те самые злополучные 13 процентов, и берущую свое начало еще в 1999 году. Именно тогда петербурженка Елена Салтыкова выписала генеральную доверенность на управление и распоряжение автомобилем супругу одной своей подчиненной.

«Дело в том, что я тогда не могла появляться на работе. Тогда я передала свою машину супругу моего заместителя. Сергей Гаврилов в то время как раз не работал и мог возить свою жену», — рассказывает Елена Анатольевна, генеральный директор фирмы «Пресса».

Через четыре года женщина узнала, что машина Гавриловым была продана, да не кому-нибудь, а своей супруге. Видимо семейная чета решила, что так распоряжаться авто будет еще комфортнее. Благо генеральная доверенность позволяла это сделать. Вот только деньги с продажи господин Гаврилов почему-то не поспешил вернуть бывшей собственнице, хотя по закону должен был это сделать.

По словам адвоката истицы, председателя коллегии адвокатов «Юридического центра «Лекс» Льва Остромухова, Гаврилов действ получил генеральную доверенность по которой имел право продавать авто, однако присваивать деньги себе не мог.

После нескольких попыток решить вопрос по-хорошему, Салтыкова обратилась в 78-ое отделении милиции. В возбуждении уголовного дела ей было отказано, со ссылкой на то, что подобные вопросы решаются в суде.

25 января 2007 года Калининский районный суд вынес решение взыскать с Сергея Васильевича деньги, полученные с продажи автомобиля в размере 88 980 рублей и расходы по оплате госпошлины 2100 рублей. Обжаловать это решение ответчику не удалось. И в апреле этого же года был выписан исполнительный лист о взыскании, а судебным приставом Суваловым было возбуждено исполнительное производство. В сентябре 2007-го появилось и постановление об обращении взыскания на автотранспортное средство. Оказалось, что в собственности Гаврилова также имеется машина. Казалось бы, финал всей этой истории очевиден: Сергей Васильевич продает свое авто, погашает долг, и все довольны. Но тут началось самое интересное.

Дайте приставу аванс

Никаких мер по взысканию долга с Гаврилова приставом Суваловым до сих пор принято не было. Арестованный автомобиль, на котором Сергей Васильевич, ежедневно ездит на работу в профучилище №76, где он является заместителем директора, изъят не был. Опись иного имущества должника не проводилась. На жалобу Салтыковой о бездействии приставов из Калининского районного отдела судебных приставов в январе 2008 года пришел ответ: «При неоднократных выездах судебного пристава-исполнителя по месту жительства должника и месту его работы автомобиль ВАЗ 21140 обнаружен не был. На предложение судебного пристава-исполнителя о направлении исполнительного документа по месту работы должника для удержания задолженности из заработка в размере 50%, от представителя взыскателя последовал устный отказ».

Представитель истицы Лев Остромухов пояснил, что на самом деле никто такой вариант не предлагал, а формулировка «устный отказ» и вовсе звучит довольно странно: «Вероятно, таким образом, судебный пристав хотел хоть как-то оправдать свое бездействие».

В письме райотдела судебных приставов от 23 апреля прошлого года также сообщалось, что «Гаврилов явился на прием к судебному приставу-исполнителю и предоставил квитанцию на сумму 5000 рублей, перечисленную им на депозитный счет Калининского районного отдела, а также обязался ежемесячно перечислять данную сумму». Больше никаких поступлений не было. Впрочем, и эти несчастные 5000 Салтыкова не получила, хотя предоставляла данные своего счета в районную службу судебных приставов неоднократно.

Пришел ответ также и из прокуратуры Калининского района. В письме женщине разъяснили, что «пристав-исполнитель вправе объявить розыск должника или его имущества при наличии согласия взыскателя нести бремя расходов по розыску и авансировать указанные расходы». Однако, автомобиль уже был найден помощником адвоката истицы Тимуром Барсуковым. Обнаружив машину во дворе дома, где проживает ответчик, тот сразу позвонил в службу судебных приставов, дескать, приезжайте, забирайте. Удивительно, но почти сразу после этого звонка, Гаврилов вышел из дома, сел в авто и уехал.

Через год заканчивается срок исполнительного производства, и тогда и без того не стесняющийся своего положения и не прячущийся от правосудия должник будет чувствовать себя еще более вольготно.

Заместитель начальника отдела организации исполнительного производства Управления ФССП по СПб, Вера Сафронова утешает: «По истечении трех лет суд может вынести новое решение о взыскании. И даже возврат исполнительного документа с пометкой о невозможности взыскания не свидетельствует о том, что решение суда никогда уже не будет исполнено, так что надеяться на время бессмысленно». Впрочем, надеяться на приставов, как видно из истории Салтыковой тоже не приходится.

Сам господин Гаврилов ситуацию комментировать отказался, отметив только то, что решение суда он исполняет, и деньги якобы перечисляет. С судебным приставом Суваловым связаться и вовсе не удалось.

Приставы по мелочевке не работают?

А теперь, как и обещали, поговорим о статистике работы ФССП Петербурга. В своем отчете за 2008 год работники службы сообщают, что «Выполнены все показатели деятельности, характеризующие состояние исполнительного производства.

Судебными приставами-исполнителями окончено фактическим исполнением 264 862 исполнительных производства или 68,4% от числа оконченных, что на 2,3% больше, чем в 2007-ом году, и превышает установленный показатель на 3,4%». При этом взыскано общая взысканная сумма (8 135 504 тыс. руб.) от общей суммы, подлежащей фактическому взысканию составила 36,5%. Но и тут планку перепрыгнули, так как по стране это показатель равен всего 22%. Сумма, взысканная по оконченным исполнительным производствам составила 55,1%. И опять выше, чем по России с ее 45%. С актом о невозможности взыскания окончено 51 848 исполнительных производств или 13,4% (РФ — 14%).

Объявлены и итоги работы внедренной в ноябре 2008 года программного комплекса по выявлению и аресту автотранспортных средств должников с использованием «Поток-Д». О запуске программы неоднократно сообщалось в СМИ с акцентом на то, что теперь отыскать должников на колесах не составит ни малейшего труда. Вот данные отчета: «Только за период с 25.11.2008 по 01.01.2009 было задержано 55 автомобилей должников по исполнительным производствам на общую сумму взыскания 68 760 652 рублей. Из них: задержано без ареста — 8, принято на месте денежных средств на общую сумму 96 385 рублей; арестовано — 47 на общую сумму 68 651 031 рублей».

Эти суммы показалась нам весьма странными, ведь получается, что в среднем каждая из 47-ми арестованных и задержанных машин стоит почти полтора миллиона рублей. А может малобюджетные ласточки приставов больше не интересуют? Что ж тогда судьба ГАЗа Гаврилова, оцененного в девяносто с небольшим тысяч рублей понятна.

Непонятно, впрочем, и о каких восьми водителях идет речь. Опять же если поделить сумму на штрафников, то получится, что с каждого взяли в среднем по 12 тысяч, причем «на месте» и «без ареста». Как бы то ни было, но из отчета ни цифр, ни слов не выкинешь.

Интересны и итоги работы по розыску имущества должников, той самой, на которую приставов нужно дополнительно мотивировать авансом. Эффективным розыскные мероприятия оказались только на 85 процентов. При этом найдено имущества на сумму 322 399 тысяч рублей, что на 49,3% меньше, чем в 2007 году.

Вот так, аванс примут, а гарантии не предоставят. Зато, когда очень нужно, заручившись поддержкой нового закона, судебные приставы и в квартиру войдут без разрешения хозяина, и даже в его отсутствие имущество опишут.