Кадровые нюансы Полярной академии.

После ужасных событий, произошедших в Полярной академии, многие СМИ долгое время муссировали только одну официальную версию псевдопокушения на жизнь ректора Кермен Басанговой. Вторая сторона конфликта общалась с прессой настороженно, опасаясь причинить еще больший вред своим близким. Между тем, на прошлой неделе бывший ректор ГПА все же поделилась с «Нашей Версией на Неве» своим видением ситуации.

Азургет Шаукенбаева.- Кермен Басангова пришла в наш ВУЗ 6 лет назад, когда только приехала в Петербург вместе с мужем и двумя детьми. Здесь у нее никого не было. Мы устроили ее лаборанткой и дали комнату в общежитии. Позже, учитывая то, что в Калмыкии Кермен Маратовна успела поработать деканом, защитила диссертацию в Университете экономики и финансов, она стала деканом факультета управления. Все эти годы мы были уверены, что она придерживается интересов академии, ведь весь ее основной карьерный рост прошел здесь при нашей непосредственной поддержке. Поэтому мы и выдвинули ее кандидатуру на пост ректора, когда я достигла предельного возраста. Женщина убеждала меня, что не сделает и шага без согласования со мной. 25 декабря 2008 года прошли выборы. А 2 февраля пришел приказ о назначении Кермен Басанговой на эту должность. После этого политика преемницы резко изменилась.

- Насколько правдива версия о том, что Басангову вы выбрали именно потому, что она была беременной, и вскоре ее можно было бы отправить декрет, освободив тем самым должность для Владимира Лукина? Ведь открыто своего супруга вы продвигать не могли…

- Да я только в феврале и узнала, что Кермен беременная, когда поползли слухи. Я спросила ее, так ли это, она подтвердила, сказав, что родить должна в июне. Я поинтересовалась у нее, как же она планирует работать, ведь ректор не имеет право на летний отпуск. Она заверила меня. Что все будет нормально. А потом начала нарушать одну за другой договоренности.

Сначала она нарушила уговор о введении для меня должности президента академии. Несмотря на то, что учебный совет уже подготовил в Федеральное агентство по образованию обращение с просьбой о признании меня президентом, письмо так и не было отправлено. Тогда я еще не сильно расстроилась, так как мы с Владимиром Ивановичем, став официально мужем и женой планировали к осени 2009 перейти на более спокойную преподавательскую деятельность.

Более меня возмутило другое. Басангова стала работать через голову проректора, со мной не советовалась вообще. Я пыталась с ней говорить. После очередной попытки выяснить отношения, она заявила, что у нее и без нас хватает советчиков. Вскоре в академии стали появляться новые сотрудники, вообще далекие от науки и учебной деятельности. Проректором по административно-хозяйственной части стал приятель сожителя Басанговой полковник милиции Николай Лисаков. Потом пришли еще несколько новых людей. Они стали ходить по помещениям академии, проверять финансовые документы, следить за тем, что происходит в общежитии. Причем люди настолько не понимали того, куда они попали, что задавали вопросы типа: «А почему в общежитии столько узкоглазых?».

- Вопросы относительно кадрового состава академии возникали и в период вашего правления. Как вы прокомментируете тот факт, что кафедру экономики ГПА возглавлял ранее Вячеслав Шевченко, которого причисляют к криминальному сообществу?

- Вячеслав Алексеевич проработал у нас совсем недолго, около трех месяцев. О его криминальных связях нам было неизвестно. Мы рассматривали этого человека в качестве одного из наших спонсоров, он обещал нам существенную поддержку, оказать, которую, к сожалению, не успел.

- Он обещал помощь в обмен на статус ученого, который ему предоставила академия?

- О чем вы говорите? Это вообще не имеет никакого отношения к сегодняшней проблеме. И я бы не хотела вспоминать давние истории…

- И, тем не менее, я продолжу. Что вы можете сказать о покушении еще на одного вашего бывшего преподавателя, по совместительству тогда являющегося советником председателя Госдумы Михаила Ошерова?

- Это вообще было очень давно. Вы вспомните то время. В конце девяностых на многих покушались. Даже мне угрожали несколько раз. Далеко не всем нравилось, что в то время, когда все делали бизнес, я поднимала академию.

- Вы можете назвать конкретные имена и фамилии ваших недоброжелателей и их мотивы?

- Нет, никого я называть не буду. Дело прошлое.

- Хорошо, тогда снова о кадрах. Как вы объясните конфликт Владимира Лукина с бывшим проректором по хозчасти Николем Курцом?

- Владимир Иванович, уличил Николая Константиновича в том, что тот незаконно открыл в подвале академии мебельный склад. За это его и уволили. Кто на него нападал неизвестно, мало ли недоброжелателей у него могло быть.

- И вопрос о ныне действующем преподавателе по физвоспитанию Романе Едигареве, есть информация, что он в свободное от работы время занимается строительством некачественных коттеджей силами нелегальных мигрантов…

- Я не в курсе этой ситуации. Никаких писем ни от кого с жалобами на этого преподавателя мне не приходило.

- Что ж тогда вернемся к Кермен Маратовне. Вы часто произносите слово захват. Но ВУЗ то государственный. Какие же материальные преимущества дает Басанговой управление академией?

- Наверное, если обходить закон, то можно часть бюджетных средств использовать на собственные нужды. Но я ничего не знаю о технологии подобных процессов. Я никогда не нарушала законов. Академию всегда очень тщательно проверяют разные инстанции, постоянный контроль ведется Федеральным агентством по образованию. Но, может быть, Басангова нацелилась на активы академии, на то же общежитие, к примеру. Говорят, на Воронежской 116 она уже освобождает целый этаж под собственные апартаменты. Руководительница кафе, которое арендовало у нас площадь, рассказывала, что Басангова пыталась увеличить для нее арендную плату. После того, как женщинам не удалось договориться, Кермен Маратовна попросила свернуть деятельность кафе на территории академии. А ведь раньше у нас был договор, мы предоставляем им место, они обеспечивают недорогие обеды для студентов.

- То есть вы уверяете, что до прихода Басанговой в финансовом плане все было кристально чисто?

- Последняя проверка была осенью 2008, когда академия проходила аттестацию. Никаких нарушений выявлено не было. Что касается вменяемых Владимиру Лукину сумм хищений то в 6, то 9, то 10 миллионов, то этого никак не могло быть. За последние три года на ремонт общежития было выделено не так много средств, чтобы можно было воровать миллионами. Годовой бюджет всей академии также достаточно скромен, если сравнивать его с другими ВУЗами - около 70 миллионов рублей. Да и в официальных документах обвинения, которые есть у адвоката Мухтара Антеева, нет ничего ни о мотивах преступления ни о хищениях, как таковых. Все только на словах.

- Значит, вы настаиваете на том, что причин устранять Басангову не было?

- Конечно, нет, даже если бы были хищения и планировались новые проверки, разве убийство помогло бы этого избежать? Более того, в академии к апрелю 2009 недовольных управлением Кермен Басанговой стало очень много. Преподаватели общими усилиями при поддержке Лукина образовали профсоюз. А 24 апреля должно было состояться общее собрание, на котором преподавательский состав собирался объявить Басанговой вотум недоверия. По всей видимости, Кермен Маратовне очень не хотелось, чтобы это мероприятие состоялось, и она при помощи своих милицейских друзей организовала весь этот спектакль.